С 1876 по 1917 гг. П.Кропоткин пребывал в эмиграции и после февральской революции вернулся на родину

30 мая (12 июня) 1917 года.

К 100-летию  возвращения Петра Кропоткина в Россию.

Тематические ссылки, цитаты из биографических очерков и  заметки из газет 1917 года.

 

Из книги П.А.Кропоткин и его Учение , издание 1931 года, под редакцией Г.Максимова. 

* * *
Из воспоминаний Нестора Махно. Книга 1. «Русская революция на Украине«.
(от марта 1917 года по апрель 1918 года)

В это же время мы получили сведения о том, что П. А. Кропоткин уже в Петрограде. До сих пор в газетах писали об этом, но мы, крестьяне-анархисты, не слыша его мощного призыва к анархистам и конкретных указаний, руководствуясь которыми анархисты начали бы группироваться, и приводя в порядок разрозненные силы своего движения, занимая организованно свои революционно-боевые позиции в революции, мы не доверяли газетам. Теперь же мы получили газеты и письма из Петрограда, указывающие, что П. А. Кропоткин перенес в пути из Лондона в Россию болезнь, но доехал благополучно до самого сердца революции — Петрограда. Нам сообщали, как его встретили социалисты, стоявшие у власти, во главе с А. Керенским.

Радость в рядах нашей группы неописуемая. Собрали общее заседание группы, которое посвятили исключительно разбору предположений, что скажет нам старик Петр Алексеевич.

И все пришли к одному выводу: Петр Алексеевич укажет конкретные пути для организации нашего движения в деревне. Он слишком чуток, от него не ускользнет теперешняя насущная потребность в наших силах для революционной деревни. Как истинный вождь анархизма, он не пропустит этого редкого в истории России случая, воспользуется своим идейным влиянием на анархистов и их группы и поспешит конкретно формулировать те положения революционного анархизма, которыми анархисты должны заняться в нашей революции.

Я составил письмо-приветствие от имени гуляйпольской крестьянской группы анархо-коммунистов и не помню точно, но, кажется, отослал его Петру Алексеевичу через редакцию газеты «Буревестник».

В этом письме-приветствии наша группа приветствовала Петра Алексеевича и поздравляла его с благополучным возвращением на родину, выражая уверенность, что родина в лице лучших своих людей ждала его как неутомимого борца за идеи высшей справедливости, которые не могли не оказать своего влияния на подготовку и свершение русской революции…

Подпись была: «Группа украинских анархистов-коммунистов в селе Гуляйполе Екатеринославской губернии».

 

 * * *

Из газеты «Речь», 31 мая (13 июня) 1917г.

 * * *

Из газеты «Русские Ведомости», 31 мая (13 июня) 1917.

 * * *

Из газеты «Труд»31 мая (13 июня) 1917.

 * * *

Из газеты «Петроградский листок», 13 июня (31 мая) (№130) [1]

Радостно встречает родина вернувшегося своего изгнанника Кропоткина. Анархиста Кропоткина! Ленинцы сделали имя анархиста страшным и пошлым, почти равнозначащим словам «изменник», «враг отечества» и т.д. и т.д. Кропоткин анархист другого порядка уже по одному тому, что он русский человек. Он ушел из России полным сил, молодым. В чужих странах поседел, но сердце у него осталось русское, молодое. Как горячо этот анархист выступил против Германии, когда она варварски растоптала Бельгию и Сербию.

Братающиеся не найдут в нем поддержки. Он ближе нас знал Германию, знал немцев, начиная от Вильгельма и кончая всякого рода Миллерами, и, стремясь к насаждению на всей земле мира и братства народов, в то же время ясно видел, что достичь этой цели можно только путем подавления немецкого милитаризма, путем доведения войны до конца. И мы радуемся приезду Кропоткина, нам нужен его авторитетный голос именно сейчас. Нужно, чтобы он положил конец тому развалу, который, прикрываясь черным знаменем анархизма, усердно чинят большевики.

Черные знамена, черносотенцы немало зла причинили нашей многострадальной родине… Пора развеять навеянный ими мрак.

 * * *

Из биографического исследования В.Маркина, Кропоткин, 2009г., книга серии ЖЗЛ, часть 4, гл. 1 :

«На другой день после встречи Петр Алексеевич писал в дневнике: «Приехал в Петроград 1/14 июня в 2 ч. ночи. Толпа в 60 000. Саша, племянницы Поливановы… Катя приехала уже в Белоостров. Почетный караул от семеновцев. Так и не добрался до него… Когда я вышел, меня безусловно чуть не раздавили. Саша едва упросила оркестр семеновцев замолчать… Офицеры хотели нести меня на руках. Я отказался. Соню чуть не растоптали. Тогда 8 офицеров… схватясь руками, окружили меня кольцом… с невероятными усилиями пробивались сквозь колышащуюся толпу. Пробились не к караулу, а к зале, где меня ждали Керенский и несколько] других министров и Н. В. Чайковский. Приветственные речи. Коротко ответил. В 3 часа ночи добрались до автомобиля». А вот что писала в мемуарах уже упоминавшаяся племянница Кропоткина Екатерина Половцева: «Стояли белые петербургские ночи. При слабом свете утра выстроились шпалерами войска с знаменами и плакатами… В 1 ч. ночи дрожащим от волнения голосом П. А. благодарил за оказываемую ему встречу, стоя на ступени вагона. От Белоострова до Петрограда купе 2 класса было переполнено репортерами и друзьями, теребившими Петра Алексеевича. В Петроград поезд пришел в 2 ч. 30 м. утра… На дебаркадере были… министры, дамы, подносившие П. А. цветы, анархические черные знамена, а на площади стояла многотысячная толпа».

_________

1.  Цитата из Петроградского листка скопирована на сайте https://project1917.ru/groups/petrogradskiy-listok

2. Источник газетных вырезок — электронный архив крупнотиражных газет России 1917 г.  http://1917.shpl.ru/gazety-1917-goda