Труды Международной научной конференции, посвященной 150-летию со дня рождения П.А. Кропоткина. М., 1997. Вып. 2: Идеи П.А. Кропоткина в социально-экономических науках. С. 98–109.

С.Ф.Пивовар
Украина

АНАРХИСТСКИЕ ВЗГЛЯДЫ П.А.КРОПОТКИНА
В КОНТЕКСТЕ ЭТАТИСТСКИХ ТЕНДЕНЦИЙ НА ЭТАПЕ
СТАНОВЛЕНИЯ УКРАИНСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Петр Алексеевич Кропоткин известен всему цивилизованному миру как выдающийся ученый, внесший заметный вклад в сокровищницу человеческого знания. Колоссальная трудоспособность, большая эрудиция, универсализм позволяли ему одинаково плодотворно работать в самых различных областях науки.

В то же время стержнем его мировоззрения являлась идея «анархии». Занимаясь различными науками, Кропоткин постоянно искал в них обоснование и подтверждение теории анархизма. Собственно анархизм и есть наиболее существенная и, к сожалению, наименее изученная сторона его творчества.

В центре анархистской теории Кропоткина, как известно, был анализ сущности и исторической роли государства. По его убеждению, «государство есть лишь одна из тех форм, которые общество принимало в течение своей истории» [1]. При этом форма далеко не лучшая, поскольку Кропоткин рассматривал государство как «абсолютное зло», «олицетворение несправедливости, угнетения и монополии» [2]. Он утверждал, что смысл существования государства заключается в поддержке эксплуатации и порабощения человека человеком [3]. Воспринимая государство как источник всех бед человечества, Кропоткин приходил к выводу о необходимости его полного уничтожения.

Я позволю себе утверждать, как это ни парадоксально, что антигосударственные взгляды Кропоткина могут сыграть важную роль не в разрушении, а, наоборот, в создании современного цивилизованного государства. Аргументацию выдвинутого тезиса начну с изложения собственного понимания сущности и значения анархизма.

Понятие это довольно сложное и отличается большим количеством нюансов. В современном мире и, в частности, в мире научном, существует множество противоречащих друг другу точек зрения на анархизм. Однако существует истина, не нуждающаяся в проверке и подтверждении. Суть ее состоит в том, что никто еще не пытался подвергнуть сомнению высокие нравственные достоинства анархистских идеалов. Вопрос всегда ставился иначе: или это идеал далекого будущего, или — неосуществимая мечта.

Я полагаю, что на данном этапе развития человеческой цивилизации и тот, и другой ответ имеет право на существование, а окончательное решение этой проблемы, видимо, следует оставить нашим потомкам. Нас же сегодня интересует прежде всего тот факт, что в анархизме проявляется некая тенденция, которая делает возможным его воздействие на современную жизнь. В чем она заключается? Очевидно, в стремлении анархизма создать такое общество, в котором отношения между его членами смогут устанавливаться при полном отсутствии принудительной власти.

И это вполне естественно. Эрих Фромм, например, утверждал, что стремление к свободе и независимости присуще природе человека. «История человечества — это история растущей индивидуализации и вместе с тем история растущей свободы» [4]. Кстати, аналогичное высказывание есть и у самого Кропоткина: «Стремление к личной свободе, желание охранить ее среди всяких опасностей — составляет самую сущность Истории» [5].

В то же время в процессе своего развития человечество создало государство, то есть такую форму общественного устройства, которая не может не подавлять свободу личности. Анархизм, как уже говорилось, предлагает решить проблему путем полного уничтожения государства и всех его атрибутов. Но может ли человечество сегодня отказаться от того, на чем построена вся современная цивилизация? Для большинства людей сама идея упразднения государства кажется абсурдной, и с этим трудно не согласиться.

Так как же в таком случае нам относиться к анархизму? Как к абсурдному, никому не нужному учению? Нет. Я убежден в том, что анархизм является одной из важных сил, под влиянием которых развивается цивилизация.

Если учитывать, что человеку, с одной стороны, свойственно природное стремление к свободе и независимости, а с другой — невозможно отказаться от существования государства, то это только усиливает роль и значение анархизма в процессе общественного развития. По моему мнению, анархизм в истории цивилизации занимает место оппозиции. Поскольку государство несет в себе немало пороков, анархизм всегда выступает по отношению к нему протестующей и противоборствующей силой. И оппозиция эта самая бескомпромиссная, так как, в отличие от всех других общественных течений, анархизм является единственной силой, не стремящейся прийти к власти на смену тем, против кого он выступает.

Так или иначе идеалы анархизма постоянно воплощаются в жизнь. Не случайно американский историк Ричард Пайпс утверждает, что в США «большая степень анархии» [6]. Подобное заявление может показаться странным лишь человеку, для которого понятие «анархизм» потеряло первоначальный смысл и превратилось в синоним хаоса, беспорядка и дезорганизации. Тот, кто пытался вникнуть в истинную сущность идей анархизма, не увидит в этом утверждении ничего удивительного.

Общий для всей цивилизации процесс сегодня характеризуется борьбой между государством и обществом в направлении максимального разгосударствления, децентрализации действия личности. Цель, к которой идет цивилизация — свободное гражданское общество, в котором влияние государства минимально. Понятно, что сказанное относится к высокоразвитым странам с установившимися демократическими традициями. Что же касается государств, появившихся после распада Советского Союза, то здесь наблюдаются иные процессы, к сожалению, иногда противоположные тому пути, по которому идет мировая цивилизация. Вполне очевидно, что посткоммунистические страны не могут сразу освободиться от последствий тоталитарного режима. Пройдет немало времени, прежде чем новые государства приобретут более-менее цивилизованные формы. Но мировой опыт свидетельствует также о том, что ликвидация тоталитарного наследия сопровождается использованием очень сильного государственного вмешательства. Значит — неизбежно усиление этатизма*.

После того, как свыше 90% украинского народа проголосовало на референдуме за государственную независимость, на мировой арене появилось государство Украина. Каким будет это новое государство: демократическим или тоталитарным, мир или конфронтацию внесет оно в мировое сообщество? Будет ли украинский народ жить в свободной, правовой стране или же опять станет подневольным народом, сменив лишь одну форму рабства на другую? Ответ на эти вопросы во многом зависит от тех процессов, которые происходят в последнее время на Украине.

Анализ современного этапа политического и социально-экономического развития Украины, деятельности политических и государственных структур позволяет говорить о формировании этатистских тенденций. Конечно же, пик этатизма на Украине пришелся на годы коммунистического режима. Но современная ситуация характеризуется формированием украинского этатизма, приобретающего специфические национальные черты.

Если при создании гражданского демократического общества государство должно рассматриваться лишь как необходимое условие, но на Украине — все наоборот. Руководство страны обозначило целью своей деятельности строительство государства; все остальное поставлено в полную зависимость от степени формирования институтов государственности.

Преувеличение роли государства и соответствующих государственных институтов власти имеет объективные причины. Это — длительная безгосударственность и одновременно — борьба за независимость Украины. Государство стало символом национально-освободительного движения, что было вполне оправдано в период безгосударственного колониального существования. Однако сегодня ситуация изменилась. Украинский народ приобрел долгожданную независимость и приступил к созданию собственного самостоятельного государства. И хотя для утверждения независимости народу крайне необходима политическая и экономическая свобода, на Украине происходят обратные процессы.

В контексте формирования этатистских тенденций на этапе становления украинской государственности значительный научный интерес представляет анализ анархистских взглядов Кропоткина.

Основные усилия в деле создания украинского государства сейчас приходятся на сферу экономики. И здесь многому у Кропоткина можно поучиться. Он считал, что «наши правители проповедуют единение власти, сосредоточие власти, усиление власти в руках всесильного государства, тогда как жизнь все громче и громче требует полной свободы личности. На все требования народа они знают один ответ: «Ждите и надейтесь!» […] В промышленности они бросаются сегодня — в свободную торговлю, а завтра — в самое свирепое запрещение всякой свободной торговли… Они оказываются решительно неспособными внести в народную жизнь что бы то ни было прочное и полезное. Если они и соглашаются на какую-нибудь уступку, то в это самое время они уже думают о том, как бы обратить уступку в ничто, как бы уберечь себе возможность, немного погодя, опять вернуться к старине» [7].

Слова, сказанные Кропоткиным более ста лет тому назад, устарели и непригодны для характеристики государств цивилизованного типа, но, к сожалению, очень актуальны для Украины. Сегдня стране необходим быстрый и последовательный демонтаж тоталитарных структур в экономике, предоставление свободы производителям, сужение до минимума вмешательства государственной власти в производство. Все это могло бы стать надежной гарантией перехода Украины на путь цивилизованного экономического развития. Однако ушедшее недавно в отставку правительство стремилось поддерживать старую централизованную экономику. Государство владело важнейшими отраслями промышленности и по-прежнему осуществляло жесткое вмешательство в экономическую сферу. В этих условиях идея формирования рыночной экономики, в основе которой лежит разгосударствление, вступала в противоречие с политикой сдерживания реформ. Новое правительство пытается изменить ситуацию, но усилия, направленные на стабилизацию экономики, наталкиваются на противодействие иерархической вертикали коррумпированных кланов, имеющих поддержку и опору в высших эшелонах власти, за которыми стоят не только огромные финансовые ресурсы, но и возможности направить их на срыв экономических преобразований.

Проявление этатистских тенденций в экономике приводит к усилению целого ряда отрицательных явлений.

В работах Кропоткина, посвященных критике государства, можно найти немало высказываний о «грабеже чиновников, о незаконных вымогательствах, которые совершают все правительства» [8]. Он был убежден, что «воровство — постоянное явление во всех министерствах, военных и гражданских» [9].

То, что в последнее время происходит на Украине, нельзя назвать иначе, как тотальным разграблением того богатства, которое создавалось каторжным трудом народа в течение десятилетий. В условиях, когда на внутреннем рынке недостает сырьевых ресурсов, товаров народного потребления, продуктов, ловкие дельцы вывозят все это за границу. Масштабы разграбления настолько велики, что премьер-министр Леонид Кучма на одном из заседаний Верховного Совета Украины вынужден был заявить: «Меньше вагона в этом государстве воруют сейчас только с похмелья» [10].

Экономический хаос стал хорошей ширмой для государственных мошенников и их коллег — новоявленнх бизнесменов. Лицензии на вывоз получает не тот, кто предлагает более выгодные условия, а тот, кто дает большую взятку. «В этом отношении, — подчеркивал Кропоткин, — достаточно вспомнить, что «власть» и «злоупотребление властью» идут невольно рука об руку, и что между чиновниками неизбежно устанавливается род круговой поруки, которая состоит в том, что они поддерживают друг друга и смотрят сквозь пальцы на то, что они любят называть «печальною необходимостью пользоваться властью»» [11].

Массовый вывоз ресурсов и товаров, которых катастрофически не хватает на внутреннем рынке, казалось бы, должно отчасти компенсировать поступление в казну валюты от их выручки. Однако на Украине нет денег даже для приобретения самых необходимых лекарств. Куда же девается заработанная валюта? Она остается на Западе, на счетах коммерческих структур или на личных счетах их основателей и руководителей.

Несмотря на то, что официальный процесс приватизации только начинается, неофициальный — уже завершается. Многие из тех, кто находится у власти, уже обеспечили безбедное существование не только себе, но и своим внукам. Здесь актуальны слова Кропоткина: «Грабеж, присвоение и расхищение народных богатств с помощью государства […] — вот истинный источник происхождения колоссальных богатств и состояний» [12].

И все это происходит на фоне дальнейшего обнищания людей. Правительственная власть, получив полномочия управлять от имени народа, фактически удовлетворяла свои собственные интересы и интересы мафиозных структур, выдавая их за всеобщие. Осуществляя антинародную экономическую политику, бывшее правительство Витольда Фокина демонстрировало чиновничье высокомерие к народу, заявляя, что все, кто добивается отставки правительства — враги государственности.

Указанные тенденции характерны не только для экономической сферы. Происходит этатизация общественной жизни и политического сознания. Так например, этатистский образ мышления, ориентированный не на общество, а на государство, формируется у многих народных депутатов. Под его влиянием произошел раскол в демократическом лагере и перераспределение политических сил. Демократы разделились на национал-государственников и национал-демократов. Для первых важен принцип «прежде всего государство, а потом демократия», с точки зрения вторых, процессы создания государства и демократизации общества должны идти параллельно.

Депутаты-этатисты часто занимают антидемократические позиции, возвышая государство над правом, отказываясь от идеи создания свободного гражданского общества. Число таких депутатов постоянно растет. Происходит это по разным причинам. Одни переходят в лагерь этатистов под угрозой потерять реальную власть ранее установленного срока из-за негативного отношения общественности к их деятельности. Ради сохранения власти объединяются и левые, и правые, и центристы. «Власть — это их знамя…, — утверждал Кропоткин. — И когда наступает момент борьбы — все, как слабые, так и сильные, тесно сплачиваются вокруг этого знамени. Они знают, что будут царствовать до тех пор, пока это знамя будет развиваться» [13]. Другие становятся этатистами, получив от правящей элиты часть высоких должностей или возможность значительно улучшить собственное благосостояние. Кропоткин не случайно предостерегал, что любая власть воплощает в себе самые отватительные черты человеческой личности, что развращающему влиянию власти подвержены все, кто хоть раз испытал ее соблазн. «Мы далеко не живем в мире видений и не представляем себе людей лучшими, чем они есть на самом деле: наоборот, мы именно видим их такими, какие они есть, а потому и утверждаем, что власть портит даже самых лучших» [14]. Действительно, некоторые из технародных депутатов, которые еще недавно отстаивали интересы народа, боролись за его свободу, сегодня призывают к терпению и послушанию во имя культа государственности.

Хорошо известно, что Кропоткин отрицательно относился к парламентской системе правления, называя выборы «ярмаркой тщеславия и человеческой совести», а «управление народов их уполномоченными» — предрассудком [15]. В то же время он придавал огромное значение силам, находящимся в оппозиции к существующей власти. «Само по себе, представительное правление еще не дает действительной свободы…, — утверждал Кропоткин. — Свободу приходится вырывать у него […] и защищать […] день за днем, шаг за шагом, ни на минуту не складывая оружия. Удается же это только тогда, когда в стране существует класс […], ревниво охраняющий свою свободу и всегда готовый защищать ее от малейшего посягательства. […] Там, где такой класс отсутствует, где нет единства в самозащите, — там политической свободы не будет» [16].

На Украине есть такая сила. Это — прежде всего Народный Рух Украины — самая массовая общественно-политическая организация. Это именно народная сила, характеризованная Кропоткиным как «широкое либеральное, умственное движение […], дух свободы, дух протеста» [17]. Но вот отношение к ней со стороны государственных структур также свидетельствует о проявлениях этатизма.

Оппозиция — норма цивилизованного развития государства, гарантия от превращения общества в авторитарную систему. Однако на Украине сохранила свою власть бывшая партийная номенклатура, а ее явно не устраивает оппозиция, не дающая жить беззаботно. Те, кто находится у власти, не желают разнообразия политических идей и программ, не заинтересованы в существовании объективного общественного мнения. Они хотят, чтобы любая их деятельность, как и раньше, единодушно одобрялась. И поэтому звучат призывы объединяться вокруг идеи государственности, вокруг президента и правительства, дружно хлопая при этом в ладоши.

В самой деятельности оппозиционных политических сил государственная администрация видит угрозу своему существованию. Вместо того, чтобы заниматься формированием цивилизованного общества, она направляет свою энергию против тех, кто «создает образ» недемократической Украины. «Государство, по самой сущности своей, не может терпеть вольного союза, — писал Кропоткин. — Для государственного законника он составляет пугало: «государство в государстве!». Государство не хочет терпеть внутри себя добровольного союза людей, существующего самого по себе. Оно признает только подданных» [18].

Сказанное вполне убедительно доказывает, что взгляды Кропоткина на государство имеют не только познавательную, но и практическую значимость. Посткоммунистический этатизм ставит под угрозу саму возможность преобразования Украины в демократическое государство. Ориентирование на государство, а не на общество приведет к тяжелым экономическим, политическим, социальным и нравственным последствиям. Учитывая актуальные идеи Кропоткина в процессе становления нового государства, можно было бы избежать тех негативных явлений, которые неминуемо последуют за дальнейшим углублением этатистских тенденций.

Примечания

1. Кропоткин П.А. Современная наука и анархия // П.А.Кропоткин. Хлеб и воля. Современная наука и анархия. М.: Правда, 1990. C.397.

2. Кропоткин П.А. Завоевание хлеба. СПб., 1906. C.28.

3. Кропоткин П.А. Записки революционера. М.: Мысль, 1990. C.245.

4. Фромм Э. Бегство от свободы. М.: Прогресс, 1990. C.200.

5. Цит. по: Ударцев С.Ф. Кропоткин. М.: Юрид. лит-ра, 1989. C.75.

6. См.: Россия при новом режиме. Беседа корреспондента А.Дроня с Р.Пайпсом // Диалог. 1991. № 5. C.38.

*В данном случае под этатизмом понимается доминирующая в современном мире точка зрения, согласно которой этатизм означает, во-первых, определенные политико-экономические ситуации и процессы, а во-вторых — доктрины, связанные с квалификацией роли государства по отношению к обществу, экономике, личности. (Подробнее см.: Мамут Л.С. Этатизм и анархизм как типы политического сознания. Домарксистский период. М.: Наука, 1989. С.105-106.)

7. Кропоткин П.А. Речи бунтовщика. Пб.; М., 1921. C.5.

8. Кропоткин П.А. Современная наука и анархия. C.518.

9. Кропоткин П.А. Анархическая работа во время революции // П.А. Кропоткин. Век ожидания. М.: Голос труда, 1925. C.73.

10. Кучма Л.Д. Подолати кризу! Доповiдь на черговому засiданнi Верховної Ради України // Дiлова Україна. 1992. № 42.

11. Кропоткин П.А. Современная наука и анархия. C.519.

12. Там же. C.490.

13. Кропоткин П.А. Анархическая работа во время революции. C.76.

14. Кропоткин П.А. Анархия, ее философия, ее идеал. М., 1917. C.38.

15. Кропоткин П.А. Речи бунтовщика. C.172, 194.

16. Там же. C.179.

17. Кропоткин П.А. Речи бунтовщика. C.179.

18. Кропоткин П.А. Современная наука и анархия. C.432.