Этика П.А. Кропоткина и проблема соотношения нравственности и права

Этика П.А. Кропоткина и проблема соотношения нравственности и права

Артемов В.М.

Межрегиональная научная конференция на эту тему, состоявшаяся в Московском государственном юридическом университете им. О.Е. Кутафина (МГЮА) 25-26, 30 сентября 2015 г., явилась результатом сотрудничества между двумя философскими клубами — Московско-Петербургским философским клубом во главе с академиком РАН А.А. Гусейновым и философско-правовым клубом «Нравственное измерение права» под руководством автора этих строк.
Примечательно, что сама тема была инициирована А.А. Гусейновым, что не могло не привлечь особое внимание философской общественности. Сказались и давние контакты с кафедрой этики философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова во главе с её заведующим – А.В. Разиным. Следует подчеркнуть: с самого начала данное мероприятие задумывалось не только в качестве строго академического, но и научно-просветительского проекта.

К слову сказать, именно такие проекты, на мой взгляд, наиболее востребованы в настоящее время, чтобы действительно достучаться до широкой аудитории, что называется, расшевелить её, заставив самостоятельно мыслить и осуществлять нравственно-философскую экспертизу происходящего. При этом, что важно подчеркнуть, градус научности должен быть столь же высоким. Только это вызывает доверие разных категорий участников и слушателей. Все устали от множества сугубо политических, неоправданно шумных шоу, которыми, увы, пестрят СМИ.

Отрадно, что имеют место мероприятия позитивно-утверждающего порядка. В качестве примера вспоминается встреча читателей, состоявшаяся 18 ноября 2015 г. в «Библио-глобусе». Её тема: «Почему в сегодняшней России не исчезает интерес к философии?» Интересно, что основной докладчик, главный редактор журнала «Вопросы философии» Б.И. Пружинин, представляя эпистемологическую линию в современной философии, специально обратил внимание на непреходящую значимость для всех нас размышлений о смысле жизни и человеческих взаимоотношениях. Такой подход контрастирует с имеющимися мнениями о сугубо специально-научных приоритетах, которые будто бы должны быть далеки от каких-либо ценностных поисков. В действительности же наука и философия исторически и логически связаны с последними, являются ответами на ценностные запросы и, в конечном счёте, сами выступают в качестве подлинных ценностей.

Конференция, о которой пойдет речь, имеет несколько, условно говоря, пластов востребованности и полезности. Первый – это существенное углубление в содержание и итоги жизни, многогранной деятельности, теоретических исследований П.А. Кропоткина. Закономерно, что в центре внимания оказалось преимущественно этическое наследие. Именно оно, в отличие от его анархистских идей, не потеряло былой актуальности и в известном смысле способно послужить и даже усилить своё влияние в современных условиях, правда, при достаточно внимательном к нему отношении.

Второй проблемный пласт заключает в себя явную интригу и связан с принципиальной возможностью использования того, что сделано представителем анархизма, для осмысления, развития и совершенствования права. На этот счёт имелись и имеются разные, даже противоположные мнения и подходы. Среди них можно выделить, по крайней мере, следующие. Так, принципиальные противники самой идеи государства практически полностью исключают какие-либо точки соприкосновения между, условно говоря, проектами социальной и политико-правовой справедливости. Сторонники же этатизма, в свою очередь, не менее категоричны в отрицании каких-либо негосударственных вариантов социальной жизнедеятельности. Соответственно, по крайней мере некоторые из них видят у своих идейных противников, в том числе у П.А. Кропоткина, только их радикальные идеи, зачастую не замечая и не принимая ничего конструктивного.

Имеется и позиция, согласно которой следует подняться над традиционной схваткой этатизма и антиэтатизма, сосредоточившись на поисках того, что в настоящее время действительно может способствовать пониманию и совершенствованию человека и общества, включая его правовое обеспечение. Ею как раз и руководствовался оргкомитет конференции. Забегая вперед, можно констатировать, что конференция по своему замыслу и результатам оказалась шире собственно поля этического наследия выдающегося отечественного мыслителя. Своеобразным её стержнем стала именно проблема соотношения нравственности и права, что вполне понятно и оправданно для юридической аудитории.

Поэтому в качестве основной цели и, соответственно, третьего пласта поднимаемых проблем на конференции с самого начала виделось всё то, что связано со стратегией усиления нравственности и в праве.

Современное общество испытывает явный дефицит в настоящих подвижниках, таких, каким был П.А. Кропоткин (1842 – 1921). Его оригинальная этико-философская концепция органично связана с необычайно цельной, ориентированной на идеал жизнью. Анализ последней свидетельствует об устойчивом свободолюбии и высоких моральных качествах П.А. Кропоткина. Мировую известность он приобрел прежде всего как выдающийся ученый-естествоиспытатель, путешественник, общественный деятель, теоретик анархизма. Неплохо изучены его исторические и социологические воззрения. Менее известны и до сих пор требуют теоретической реконструкции собственно философские и этические идеи.

Интерес к жизни и творчеству П.А. Кропоткина никогда не угасал, а в последние десятилетия явно усиливается. Серьезными вехами в этом плане стали «круглый стол» (Дмитров, 1991) и международная конференция, посвящённые 150-летию со дня его рождения (Москва – Дмитров – Санкт-Петербург, 1992). Они собрали исследователей разных направлений из многих стран мира, включая Великобританию, Израиль, Италию, США, Югославию, Японию и др. Обзор первого подготовила И.В. Блауберг (Вопросы философии. 1991. №11). Ход и итоги тогдашней конференции освещены автором (Путь: международный философский журнал. 1993. №5)

О революционере-гуманисте речь шла и на круглом столе «Анархизм: история и современность», проведенном в Институте философии РАН (сектор современной западной философии) 20 февраля 2014 г. Присутствуя в качестве приглашённого, я обратил внимание на то, что в большинстве прозвучавших тогда докладов и выступлений явно доминировала собственно анархистская парадигма. Были и исключения, одно из которых как раз касалось освещения собственно этической позиции П.А. Кропоткина. В связи с этим родилась идея переломить традицию рассматривать последнего только в анархистском ключе.

Темы докладов на конференции касались не только жизни и творчества П.А. Кропоткина, но и проблемы соотношения нравственности и права. Здесь и кроется основной замысел нашего проекта – инициировать совместные поиски в направлении усиления нравственности в праве. Возможно, сам бунтующий князь и не согласился бы с подобным замыслом, но мы исходим из общего позитивно-утверждающего духа его оптимистического учения, учитывая сегодняшние социально-нравственные потребности и запросы.

Во вступительном слове, которое фактически стало основным докладом («Автономная этика взаимопомощи»), А.А. Гусейнов поблагодарил Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА) за организацию конференции на столь острую тему. Этика Кропоткина очень важна для понимания роли и места морали в жизнеустройстве современного человека и общества. Мы можем ставить перед ней вопросы, можем обращаться к ней за ответами. Так, Кропоткин видел природную основу нравственности не в свойственной живым существам потребности самосохранения, не в стремлении к удовольствиям и отвращении от страданий, из чего исходили Эпикур, Спиноза, французские просветители ХУIII в. и другие представители этой традиции, в том числе и русские сторонники теории разумного эгоизма, а во взаимопомощи как не менее фундаментальной характеристике существования живого на земле.

Классик анархизма, отметил А.А. Гусейнов, критиковал не только государство, но и право. Отрицались принуждение и даже самопринуждение. В современных условиях усиливаются натуралистические подходы к морали, дело доходит даже до отрицания свободы воли. Важно поэтому обратить внимание на органичное сочетание ценностного и собственно научного подходов у автора знаменитой «Этики». Выступление А.А. Гусейнова было выслушано с большим интересом, о чем свидетельствуют последовавшие вопросы. Один из них коснулся проблемы нравственно-философской экспертизы права. Было сказано, что, осуществляя её, следует избегать поверхностного морализаторства.

В.М. Артемов в докладе «Приоритет нравственно-философского измерения свободы в трудах П.А. Кропоткина: опыт теоретической реконструкции в контексте стратегии этизации современного права» подчеркнул, что личностный вклад в общественный прогресс не исчерпывается лишь идеями и их взаимосвязью. Существенное значение имеет и чувственно-эмоциональная устремлённость, последовательная серия решений и поступков человека. Так, П.А. Кропоткин не отверг советский проект. При этом он предостерегал большевиков от жестокости, участвовал в работе Лиги федералистов, активно пропагандировал идеи народного просвещения, напряжённо трудился над «Этикой». Последнюю он рассматривал и как поиск ответа на давно волновавшую проблему происхождения нравственности, и как ожидаемый обществом своего рода «спасательный круг» в условиях социального ожесточения.

Сегодня, когда за «свободами» исчезает сама свобода, важно активизировать поиски путей усиления нравственности в праве. В этой связи актуализируются работы П.А. Кропоткина «О смысле возмездия», «О русских и французских тюрьмах». Жёсткая и несправедливая среда сближает заключённых и надсмотрщиков, делая их одинаково несвободными. Актуализируются требовательность по отношению к себе, внимательное отношение к другим. Русский классик-анархист не столько «мешает» сближению свободы, нравственности и права, сколько «помогает». Важно разрабатывать и осуществлять стратегию этизации права. Для этого нужен философский, то есть комплексный и многоаспектный подход.

Из других докладов, прозвучавших на конференции, хотелось бы выделить доклады собственно философов, а также юристов, размышляющих о праве в нравственно-философском ключе. К примеру, А.В. Разин остановился на проблеме натуралистических оснований этики П.А. Кропоткина в свете новых научных данных. Особенностью этики Кропоткина (этики анархизма) является то, что в ней, в отличие от теорий многих натуралистов, из факта биологической эволюции выводятся не только альтруистические эмоции сочувствия и сострадания, но также и более общие способности к сознанию справедливости и активному действию на благо общества во имя ощущения полноты жизни. В его этике преодолевается один из основных аргументов, который можно выдвинуть против натурализма. Он заключается в том, что у человека разрушена инстинктивная связь со средой обитания. Кропоткин не выводит нравственность человека непосредственно из инстинкта, а полагает, что стремление к общительности и понимание справедливости возникают на основе заимствования опыта животных.

Проявление чувства сострадания у человека, конечно, строится не на основе инстинкта. Оно развивается благодаря эмпатии, способности чувствовать состояние другого, в развитых формах — способности поставить себя на место другого, возникающей за счет творческого воображения. Сострадание обусловлено эволюционно, но это не специальный инстинкт, а неизбежные последствия эволюционного возникновения психической организации. Кропоткин признает это, соглашаясь со взглядом А. Смита, выводившего способность к сочувствию из умения поставить себя на место другого. Чувство сострадания является вторичным по отношению к глубинным рациональным основам организации психики.

А.В. Прокофьев сделал доклад «Об использовании аргументов от эволюции морали в нормативной этике». Исследование эволюционных корней морали заведомо безразлично (или нейтрально) по отношению к нормативной этике. Это утверждение часто воспроизводится в современной этической мысли в разных контекстах. К примеру, в теоретической перспективе, заложенной Дж.Э. Муром, любые попытки перейти от анализа укорененности моральных требований в биологии человека к утверждению, что они должны исполняться всеми, или к доказательству того, что одни принципы морали точно выражают нравственный долг, а другие нет, являются нарушением фундаментальных правил этического исследования. От рассуждения о том, что «есть» и «было», никак нельзя перейти к рассуждениям о том, что мы должны делать.

Американский философ К. Корсгаард убеждена, что обсуждение истоков нравственной нормативности может и должно убеждать нас в ее обязывающей силе, а также корректировать наше представление о ее содержании. Проблема лишь в том, отметил А.В. Прокофьев, что эволюционная этика лишена такого потенциала. Поэтому основными героями работы К.Корсгаард «Истоки нормативности», вызвавшей горячую полемику в англо-американской этической мысли, оказываются С.Пуфендорф, С.Кларк и, конечно, И.Кант, но никак не Г.Спенсер, Ч.Дарвин или П.А.Кропоткин.

М. А. Арефьев и А. Г. Давыденкова (оба – Санкт-Петербург) выступили с докладом «Принцип взаимной помощи и солидарности как основание нравственных исканий позднего М.А. Бакунина и П.А. Кропоткина». Рассматривая историю вопроса, они обратили внимание на то, что уже М.А. Бакунин приходит к пониманию роли созидающего начала в истории и значения этики в жизнедеятельности социума. Однако реализована эта задача была позже, в трудах П.А.Кропоткина и Л.Н.Толстого на свойственном каждому из этих русских мыслителей историческом и фактическом материале.

Анархизм, по Кропоткину, это новый взгляд на общество и на человека, отличающийся от других социальных воззрений. Анархоколлективизм, по мнению русских анархистов, способен выступить такой общественной моделью, которая призвана органически соединить разрозненные индивидуальные привычки и интересы. Он исторически и логически является продолжением многовековой коммунитарной идеи коллективизма, способной уравновесить индивидуальный и групповой эгоизм.

С докладом «Критика системного насилия: от анархизма к современности» выступила Т. И. Пороховская. В то время как программа переустройства общества на более справедливых началах в анархизме размыта и утопична, антиэтатизм, энергичная моральная критика государственного принуждения была как раз его сильной стороной. Яркое описание государственного насилия и привлечение внимания к этой проблеме – безусловная заслуга теоретиков анархизма. Однако системное насилие в их трудах только обозначено, оно не выделено, глубоко не осмыслено, — не ясно, где здесь личный произвол чиновников, где долготерпение граждан, а где порочность самой системы.

Л. Г. Антипенко дал оценку этики П.А. Кропоткина в свете паранепротиворечивой (воображаемой) логики Н.А. Васильева». Он подчеркнул, что этика П. А. Кропоткина, основанная на натуралистическом подходе к пониманию нравственности, представляет собой образец этического учения, аналитическая оценка которого может способствовать решению проблемы соотношения нравственности и права. Решение этой проблемы может оказаться весьма результативным, если к намеченной оценке подходить с позиции паранепротиворечивой (неклассической, неаристотелевской) логики. Тем более, что генезис новой логической дисциплины мысли, разработанной Н. А. Васильевым (1880−1940), как раз опирается на бытийную онтологию добра и зла.

Учение П.А. Кропоткина о взаимопомощи в свете современной эволюционной этики осветила Д.С. Акимова. Именно П.А. Кропоткин в своих работах одним из первых предложил рассматривать взаимопомощь как фактор становления в среде животных тех взаимоотношений, которые позже трансформировались в феномен, который применительно к человеческому обществу называется моральным поведением. Автор «Взаимопомощи как фактора эволюции» мечтает о новой этике, способной убедить человека следовать моральным императивам без апелляции к метафизическому началу и, преодолев эгоистические мотивы, вдохновить его на настоящие альтруистические поступки. Аргументы Кропоткина нашли продолжение в работах современных как социобиологов, изучающих моральное поведение человека с естественнонаучных позиций, так и философов морали, интересующихся проблемой биологического обоснования морали. То, что философы-моралисты называют нравственностью, есть результат развития в человеческом сообществе инстинкта взаимопомощи.

Тема «Нравственно-философские воззрения П.А. Кропоткина и антифашистская деятельность Г.П. Максимова» затронута в докладе Н.И. Герасимова (Григорий Петрович Максимов (1893-1950) – анархист, революционер, эмигрант, высланный за границу после Кронштадтского восстания в 1921 г.). Развивая позицию «революционного оборончества», Г.П. Максимов демаркировал её от идей, высказанных П.А. Кропоткиным в годы Первой мировой войны. Антифашизм Г.П. Максимова завоевал доверие единомышленников. Опираясь на опыт революционера, он удачно разработал сложную этическую установку, согласно которой анархисты могли открыто заниматься антифашистской публицистикой, выражать солидарность с советским народом, критически относиться и к сталинской политике, и к политике западно-демократического блока.

Соотнесение идей П.А. Кропоткина о праве и справедливости с русским национальным правосознанием стало предметом рассмотрения Т.А. Чикаевой. Справедливость, по мнению П.А. Кропоткина, должна стать основой оценки и выбора поведения как нравственная категория. Нравственность, в основе которой лежит чувство общительности, мыслится философом в качестве основного средства регуляции поведения человека и общества. П.А. Кропоткин указывает на то, что индивидуализм, конкурентная борьба за существование, которые лежат в основе всякой правовой системы, являются только одной из сторон жизни. Общительность, способность к взаимопомощи, поддержке, видятся П.А. Кропоткину как что-то более существенное, чем свойство борьбы видов. Он приходит к выводу о том, что противовесом государственного принуждения и системы наказания должны, стать собственная совесть человека, а также приоритет долга и чувства взаимной ответственности.

Видное место на конференции заняли юристы. С приветствием, которое можно рассматривать как отдельный, очень интересный доклад, выступил проректор по научной работе Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА) В.Н. Синюков. Руководство университета поддерживает такую деятельность. В.Н. Синюковым, в частности, был аргументированно развёрнут тезис о значимости для юристов системной критики государства. В некотором смысле, считает В.Н. Синюков, тема конференции парадоксальна и противоречива, как и сама личность П.А. Кропоткина. Ведь Петр Алексеевич – человек, который был настоящим антиподом юристов; это был действительно революционер, коммунист, исходивший из идеи отрицания государства, сторонник самоуправляющихся общин, этики солидаризма. В этой связи возникает вопрос, а есть ли вообще место в современном правосознании для работ Кропоткина? На этот вопрос можно уверенно ответить «да», так как многие его идеи обретают новое звучание в настоящее время и являются вполне актуальными и современными. Масштаб личности П.А. Кропоткина аналогичен М.В. Ломоносову, а «Этика» первого позволяет многое понять в философии права, в целом формировать современное юридическое мышление.

Принцип добросовестности в правовом и нравственном аспектах рассмотрен Е.Е. Богдановой. Понятие добросовестности рассматривается как система сложившихся в обществе представлений о нравственном поведении субъекта права в гражданском обороте, то есть при приобретении, осуществлении и защите права, а также при исполнении обязанности. Подчёркивается, что подходить к оценке поведения субъекта права как добросовестного (нравственного) или недобросовестного (безнравственного) следует именно с позиции нравственности. Несовпадение представлений о последней у большинства и привилегированных слоёв общества – серьезная угроза как поступательному развитию общества, так и эффективности правовой системы.

Е.В. Киселева обратила внимание на то, что в целом учение П.А. Кропоткина о нравственности и справедливости скорее не дает нам никакого ориентира в отношении сексуальных меньшинств. Больше этого может дать обращение к общей теории эволюции, однозначным сторонником которой был П.А. Кропоткин, и рассмотрение понятия нравственности именно с эволюционных позиций. Как известно, повышение репродуктивного успеха потомков благоприятствует выживанию в условиях естественного отбора, а потому оценивается эволюционистами положительно. Следовательно, поощряться в обществе должно всё то, что способствует репродуктивному успеху, ограничиваться – препятствующее ему.

Прозвучали также интересные доклады Н.Е. Покровского, Ч.Б. Далецкого, П.И. Талерова (Санкт-Петербург), А.В. Бирюкова, Д.И. Рублева, Л.В. Чхуташвили, И.В. Аладышкина (Санкт-Петербург), А.А. Сочилина, А.Н. Ястрембского и др.

С интересом был выслушан внеплановый доклад «Нравственность как основа права и свободы» председателя попечительского совета Московско-Петербургского философского клуба А.В. Захарова. Актуальность наследия П.А. Кропоткина была соотнесена, в частности, с имеющимися, по мнению докладчика, «бессовестными» законами и зачастую нарушаемым принципом презумпции невиновности. Нынешняя ситуация требует усиления потенциала философского сообщества. В этом ключе было представлено издание под названием «Философия в публичном пространстве», донесена информация о предложении объявить 2017 год Годом философии.

Прошедшая конференция стала фактом, подтверждающим плодотворность сотрудничества известных философских клубов. Состоялся заинтересованный и результативный разговор философов, историков, социологов, юристов и других специалистов относительно этико-философского осмысления и практики сближения нравственности и права в связи с этикой П.А. Кропоткина. Конференция открыла новую страницу теоретической и практической деятельности названых клубов по этизации общества и права. Впереди новый проект: Всероссийская конференция «Нравственность и право: этико-философское осмысление и практика сближения» (апрель 2016 г.). Его осуществление предполагает существенную активизацию контактов и сотрудничества философов и юристов.


Источник

Журнал «Вопросы философии»

http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1406&Itemid=52

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.