П. А. Кропоткин и его Учение. Интернациональный сборник.
А. Шапиро. Кропоткин, рабочее движение и международное объединение трудящихся.
Стр. 121-146. 


Кропоткин, рабочее движение
и международное об’единение трудящихся

Рабочий вопрос — точнее вопрос о роли и значении профессионального движения в социальной революции — снова волнует анархические ряды.

Молодое поколение, воспитавшееся в условиях, создавшихся после войны и революций — позорной войны и опозоренных революций — с интересом, и даже с некоторой долей теплой симпатии, присматривается к „партийной дисциплине“, к силе партии и к мощи партийного „аппарата“, как к факторам, могущим творить чудеса. Такой уклон в сторону дисциплинированной партийности необходимо вызывает и соответственное отношение к организациям, стоящим вне партийной сферы, и в первую очередь, конечно, к организациям рабочего класса. Это отношение к организациям рабочего класса — свойственное всем партиям всех времен — есть отношение „вождей“ к „быдлу“ и ярче всего оно проявляется в тактике захвата этих организаций для „идейного“ (а потом и для не идейного) руководства в интересах „захватчиков“.

Такая „идеология“, благодаря миражу российского большевизма, проведшего успешно и до конца эту тактику захвата профессиональных союзов, проникла и в ряды анархистов.

Существует еще и другое, более „классическое течение“ в анархизме, которое считает, что, как бы ни была важна борьба рабочего класса за улучшение условий труда и быта, дело анархистов — иное: работа в профсоюзах — второстепенное дело, анархисты должны усилить свою идейную пропаганду и оставаться чистыми от всякого соприкосновения с „неизбежным реформизмом“ рабочих организаций.

Однако „чистые“ анархисты и анархисты „партийцы“ продолжают опираться на мировоззрения основоположников анархизма — Бакунина и Кропоткина, считают себя их учениками и говорят о продолжении их работы. Но они при этом забывают, что Бакунин был активнейшим

__________________________________________
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ СБОРНИК           122

членом международного союза профессиональных союзов — Первого Интернационала, и что через все его произведения красной нитью проходят идеи этого рабочего об’единения, страстным пропагандистом которых он был. Впрочем, о его взглядах на роль и задачи рабочего движения уже много писалось, гораздо больше, чем об отношении к этому вопросу Кропоткина, поэтому не мешает, хотя бы частично, заполнить этот существенный пробел в анархической литературе: проследить по деятельности, трудам и писаниям Кропоткина его отношение к рабочему движению, а не к рабочему, как угнетенной единице, очень поучительно и полезно, особенно для упомянутых выше анархистов.

* * *

Прежде всего необходимо отметить, что в основных и наиболее известных трудах Кропоткина: „Речи Бунтовщика“ (1879 — 1882), „Хлеб и Воля“ (1886 — 1890), „Анархия, ее философия, ее идеал“ (1896), „Записки Революционера“ (1899),*) мы едва ли найдем достаточно указаний на решение поставленной проблемы.

Чем об’яснить такой пробел в этих и в других крупных произведениях Кропоткина, когда он во многих статьях, о которых речь будет ниже, довольно подробно трактовал именно эту проблему?

Основной ячейкой будущего анархического строя Кропоткин считал коммуну, а организационное оформление этого строя видел в федерации всех коммун. После побега из Петропавловской крепости, Кропоткин бежал заграницу (1876 г.), где скоро стал членом Юрской Федерации, сдружился с Дж. Гильомом, Элизе Реклю и другими видными деятелями Интернационала, идеи которого Кропоткин скоро начал развивать на страницах „Le Révolté“. Рабочего движения, в современном его понимании, тогда еще не существовало. Интернационал, обезсиленный государственными преследованиями, с одной стороны, и марксистским расколом, с другой, доживал последние дни. Лионская и

________
*)  Исключение составляют несколько страниц, касающиеся Интернационала, напр., стр. 208—209; см. изд. „Голос Труда“, М. 1920.

_______________________________________
П. А. КРОПОТКИН И ЕГО УЧЕНИЕ               123

Парижская коммуны еще были свежи в памяти. Классовая борьба носила вялый, неопределенный и аморфный характер — нащупывались ее новые формы и пути. Вполне естественно и понятно, что разбитые государственной властью коммуны стали лозунгами и орудиями пропаганды анархических идей. Таким образом, коммуна в этот период была единственной видимой формой, на основе которой можно было построить свободное общество, и, вполне понятно, что Кропоткин, разработывая основы и принципы вольного строя, положил ее, как первичную ячейку, в основу своего социального строительства. В дальнейшем, с развитием рабочего движения, Кропоткин находит, как мы увидим, и другой путь и метод строительства федеративно-социалистического и безгосударственного строя.*) Таким образом, Кропоткин, развивая свою коммуналистическую теорию, обосновывая и углубляя анархическое мировоззрение, как-будто, совершенно игнорировал рабочее движение и не придавал ему никакого значения. Но это далеко не так.

Жизнь шла своим чередом. Рабочие собирались, организовывались, обсуждали наболевшие вопросы, действовали, боролись, одним словом, движение росло и, разумеется, Кропоткин не мог обойти его молчанием.

Кропоткин стоял за необходимость организации революционных сил и почти нигде в своих произведениях не останавливался на организации анархических групп. Ниже мы увидим, что он неустанно призывал анархистов примыкать к рабочим организациям и работать в них. Он считал, что социальная революция может быть осуществлена лишь рабочими организациями, и поэтому думал, что место анархистов в этих организациях**). Только один раз, в

________
*)  См. предисловие к книге „Хлеб и Воля», изд. „Голос Труда“, М. 1919 г.
**)   Отношение Кропоткина к рабочему движению не раз отмечалось в прошлом и не раз высказывалось пожелание, чтобы статьи Кропоткина по этому вопросу были собраны и изданы отдельной книгой, по примеру Элизе Реклю, издавшего „Речи Бунтовщика“. См. об этом брошюры: М. Изидин, „Революционный синдикализм и анархизм“, изд. «Листков „Хлеб и Воля“», Лондон, 1907; К. Оргеиани, „Как и из чего развился революционный синдикализм“, стр. 80, 89, 92 изд. 1909 г. Автор, между прочим, правильно отмечает, что „Кропоткин с самого начала своей революционной деятельности стоял за профессиональные союзы, за рабочую организацию, за непосредственное действие“. В приложении к своей брошюре, Оргеиани не приводит ни одной статьи Кропоткина только потому, что льстит себя надеждой, „что кто-нибудь догадается и издаст эти статьи в виде сборника“. Однако до сих пор этого не удалось сделать. Присоединяясь всецело к высказанным свыше 20-ти лет тому назад надеждам и пожеланиям, я, с своей стороны, высказываю надежду и уверенность, что найдутся товарищи, которые, по примеру издателей настоящего сборника, не остановятся перед материальными затратами и издадут отдельной книгой все статьи Кропоткина по рабочему вопросу. Наше движение ощущает огромную нужду в такой книге.

_________________________________________________
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ СБОРНИК                 124

1905-м году, в связи с революционными событиями в России, Кропоткин, останавливаясь на вопросе — что делать анархистам? — отдал предпочтение организации анархических групп. И в этом единственном случае, Кропоткин, так ясно видевший пути, по которым развивается или должно развиваться революционное движение в Западноевропейских странах, не дооценил значения, зарождавшегося профессионального движения… в России!

Но об этом ниже.

* * *

Став членом Юрской Федерации, Кропоткин самым энергичным образом начал работать в недрах международного рабочего движения и сотрудничал в „Бюллетене Юрской Федерации». В № от 29-го Июля 1877 года Кропоткин писал следующее:

„Мы верим в здравый смысл народа. Он поймет, что достигается только то, к чему стремишься, да и то, не сразу, одним прыжком… Он поймет, что нам предстоит теперь провозгласить не права гражданина, а права трудящегося. Он поймет, что раз он пришел к убеждению, что без экономической свободы нет свободы политической, это убеждение не может остаться пустым звуком… Нам остается, поэтому, только открыто провозгласить экономическое освобождение и заявить, что вне экспроприации и уничтожения буржуазии, вне уничтожения государства и всех буржуазных учреждений спасения нет.»*)

Таким образом, Кропоткин, с первых же дней своей деятельности заграницей, точно устанавливает нераздельность экономической и политической свобод и необходимость одновременной борьбы на обоих фронтах. Эта мысль, в противоположность социал-демократии, считающей государство необходимым институтом, содействующим даль-

_________
*)  См. James Guillaume, L’Internationale; т. 4, стр. 224. 

_______________________________________________
П. А. КРОПОТКИН И ЕГО УЧЕНИЕ                  125

нейшему прогрессивному развитию человечества, и в противоположность, появившимся позднее, „чистым“ синдикалистам, обходившим молчанием вопрос о государстве, легла в основу мировоззрения Кропоткина. И Кропоткину не раз приходилось указывать на необходимость одновременной политической и экономической борьбы. Так, например, в 1895-м году, Кропоткин, рассматривая вопрос взаимоотношения политики и экономики, пришел к выводу, что социал-демократия неправильно видит эксплоатацию только в одной экономической области:

„Правда, экономические условия создают рабство. Правда, раб земли или машины никогда не будет свободным гражданином. Правда, политическое рабство будет продолжаться так долго, как долго будет существовать рабство экономическое.

„Но из этих двух форм порабощения, экономического и политического, ни одна не должна рассматриваться, как источник другой. Обе идут рука об руку и поочередно порождают друг друга.“*)

В государстве Кропоткин, следовательно, видит порабощение равное порабощению капиталом: „так как государство является политической формой, в которой устанавливается и упрочивается экономическое порабощение, экономическое освобождение невозможно без одновременного разрушения того правительственного механизма, благодаря которому экономическое порабощение будет существовать пока будет существовать государство“**).

Этот закон прогресса, как его называет Кропоткин, может быть выражен в математической формуле:

Капитал + Власть = Господству.

Итак, еще за десять лет до Амьенской Хартии французского революционного синдикализма,25 Кропоткин предупреждал рабочее движение и указывал, что его борьба должна вестись одновременно и против Капитала и против Власти.

* * *

Кропоткин ищет не только лозунги революции, но и пути ее. На одном из заседаний Юрской Федерации он

_________
*)  „Экономические меры“, “Les Temps Nouveaux”, 11, 1895.
**)  Там-же.

________________________________________________
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ СБОРНИК              126

прочел доклад — „Анархическая идея, с точки зрения ее практического осуществления» — который закончил так:

„Как только экспроприация будет совершена и сила сопротивления капиталистов сломлена, неизбежно возникнет, после известного периода колебаний и проб, новая форма организации производства и обмена, сначала в ограниченных размерах, затем в более широких… Мы думаем, что не ошибемся, если предскажем заранее, что в основу новой организации лягут — по крайней мере в романских Странах — свободная федерация производительных групп и свободная федерация независимых общин и союзов общин».*)

Кропоткин считал Первый Интернационал огромным анархическим достижением и неустанно призывал к всемерной его поддержке. Так, например, в ответе на статью Лавелэ: „Величие и падение Интернационала“, Кропоткин писал:

„Международная Ассоциация Рабочих — каким-бы именем ее не называли — не может не существовать. Она неизбежно возникает из существующих экономических условий, так как интересы рабочих — одни и те-же во всех странах и во всех странах они одинаково нарушаются … Не естественно-ли, что все те, кто страдает от такого положения вещей, об’единяются по городам, по провинциям, по странам, чтобы стать, наконец, хозяевами земли, фабрик и своего собственного труда? Страдания одни и те-же во всех странах, поэтому и сопротивление должно стать международным. Какие жалкие межи представляют собою ваши политические границы! Поверх стен ваших фортов, поверх ваших таможенных будок, мы сознали, что мы — братья; все ваши государства осуждены на исчезновение и будут заменены федерациею групп Интернационала**).

На конгрессе Юрской Федерации, в 1880 г., Кропоткин был одним из наиболее деятельных его участников и нет сомнения, что им полностью была поддержана следующая резолюция С’езда:

_________
[1] Conclusion d’un rapport sur l’ldee Anarchist au point de vue de sa realisation pratique, lues a la Reunion Jurassienne par Levachoff. Le Révolté, 1 November 1879.
[2] „Похороны Интернационала господином Де-Лавелэ“. Le Revolte, 17 Апреля 1880 г. Статья без подписи.

_________________________________________________
П. А. КРОПОТКИН И ЕГО УЧЕНИЕ                     127

„С’езд рекомендует Секциям это средство (посылку особых делегатов для образования групп в местностях, оставшихся вне рабочего мира), чтобы шире развить организацию рабочих сил.“*)

Незадолго перед с’ездом революционных социалистов в Лондоне (Июль 1881), на первой странице Le Révolté, вместо передовицы было опубликовано воззвание к делегатам, написанное Кропоткиным, в котором он говорил следующее:

„Через пять дней делегаты социально-революционных организаций всей Европы с’едутся в Лондон на международный Конгресс… Со своей стороны, мы желаем полного успеха этому конгрессу. Наши пожелания могут быть выражены в немногих словах: мы желали бы, чтобы социалисты революционеры всех оттенков влились целиком в широкое Международное Товарищество Рабочих.

„Мы глубоко убеждены в том, что делегаты собравшиеся на лондонский конгресс сами убедятся, что Интернационал выражает все революционные стремления всемирного пролетариата и что, конечно, ни статуты Интернационала, ни дух его не мешают этим стремлениям проявляться с большею силою.

„Мы надеемся, что ближе познакомившись с современным Интернационалом, конгресс закончится при криках: Да здравствует Интернационал!

„И мы надеемся также, что скоро мы увидим очередной конгресс Международной Ассоциации, к которому присоединится широкая рабочая масса, и что, таким образом, восстановится эта могущественная организация, которая когда-то заставляла дрожать буржуазию и правительства, и скоро станет достаточно сильною, чтобы нанести им смертельный удар, путем Социальной Революции“**).

С’езд — на котором участвовал и Кропоткин — понял это, и Кропоткин после с’езда писал:

„Давно желанное об’единение социалистов революционеров Старого и Нового Света, наконец, совершилось на Лондонском Конгрессе … Все те, кто действительно и без оговорок стремятся к социальной революции и понимают, что революция подготовляется только революционными средствами, протянули друг другу руки и составляют те-

_________
*)  Le Révolté, 17 Октября 1880.
**)  Там-же, 9 Июля 1881. Статья беа подписи.

_______________________________________________
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ СБОРНИК             128

перь единую обширную и могущественную организацию — Международную Ассоциацию Рабочих“*).

Позднее, после его высылки из Швейцарии, Кропоткин, во время Лионского процесса, заявил суду:

„Было бы, конечно, прекрасно, если бы мы могли заявить вам, что мы принадлежим к Интернационалу; но мы не могли этого сделать, потому что эта великая ассоциация рабочих не существует больше во Франции, после того, как ее уничтожил несправедливый закон 1872 г. Никогда я не соглашусь счесть преступлением обращение к рабочим Старого и Нового Света со словами: „Рабочие, когда буржуазия доводит вас до нищеты, пусть умолкнет ненависть, протяните друг другу руки через границы, будьте братьями!“**).

Кропоткин часто возвращался к Первому Интернационалу, ибо считал его идеальной организацией для борьбы за Социальную Революцию. В последние годы перед войной и в революционные годы, которые он прожил в России, вопрос о революционном синдикализме подымался все чаще и чаще, все чаще обсуждались вопросы практики и тактики рабочего класса вообще, и анархистов в частности, и Кропоткин обычно заканчивал такие разговоры воспоминанем прошлого: „Ведь все это уже говорилось и делалось в секциях Интернационала“…

* * *

Да, против капитала, но и против власти. Это — лозунг. Это — программа. Это — путь к цели.

Да, Кропоткин отлично понимал, что если борьба против капитала не может увенчаться успехом без одновременной борьбы против государства, то тем менее возможна борьба против власти без борьбы против капитала.

Он видел, что поскольку трудящиеся являются основой Социальной Революции, постольку борьба экономическая должна обязательно стать стержнем всей нашей практической деятельности.

„Враг, которому мы об’являем войну, это капитал, и против него именно мы должны направить наши усилия, не

________
*)  Там-же, 23 Июля 1881. Статья без подписи.
**) Там-же, 20 Января — 3 Февраля 1883 г.

___________________________________________
П. А. КРОПОТКИН И ЕГО УЧЕНИЕ                129

отвлекаясь от цели мишурною борьбою политических партий. Великая борьба, к которой мы готовимся, есть борьба прежде всего экономическая, а потому и агитация наша должна вестись на почве экономической.

„Станем на эту почву — и мы увидим, как широкая рабочая масса станет пополнять наши ряды и как она сгруппируется вокруг знамени Союза Рабочих…“*)

„Если нам удастся создать в течение нескольких лет подобную организацию, мы можем быть уверены, что будущая революция не будет неудачной…“**)

Так П. Кропоткин продолжает призывать рабочих к самоорганизации своих сил для Социальной Революции, а анархистов к деятельному участию в этой работе.

Кропоткин регулярно пишет в „Le Révolté“, который с 1887-го года по 1894-ый назывался „La Révolté“. Помимо статей, вошедших в его книги „Хлеб и Воля“, „Речи бунтовщика“ и „Великая Французская Революция“, Кропоткин регулярно давал обозрения международного положения, а в начале каждого нового года он подводил итоги прошлому. Эти периодические обзоры всегда были заняты развивающимся рабочим движением, его ценностью, его успехами и его дальнейшими лозунгами. Так, например, в обзоре за 1887-й год, он рассматривает намечающийся развал парламентаризма, рост наступательного характера действий трудящихся масс, и опасность войны, которая висела над Европой. Чем все это кончится? спрашивал Кропоткин и отвечал:

„Или коммуны станут коммунами, в истинном смысле этого слова, т. е. коммунистическими коммунами, и тогда они прогонят завоевателей и принесут Европе Социальную Революцию; или они станут только якобинскими: они забудут пролетария, и тогда — они будут побежденными. Это будет, тогда, темный мрак реакции над Европой“.**)

Ровно 30 лет спустя, Российская Революция стала „только якобинской“; — пророчество Кропоткина оправдалось полностью: Европа ныне окутана мраком реакции.

„Каков будет ход событий в этом отношении — продолжает Кропоткин — никто не может предвидеть. Но,

________
*)  “L’Organisation Ouvrier”. Le Revolte, 10 Декабря 1881 г. Статья без подписи.
**) Там-же, 24 Декабря 1881 г. Статья без подписи.
***)  „1887-ой го“. La Revolte, 14—20 Января, 1888. Статья без подписи.

__________________________________________
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ СБОРНИК            130

пусть пролетарии знают одно: от них самих, и только от них самих, будет зависеть ход Революции.

„Никто ими не займется, если они сами за дело не возьмутся. Никакая партия — социалисты сегодняшнего дня и якобинцы завтрашнего дня — не займутся ими, если они сами не возьмутся немедленно-же за экспроприацию; если они не сорганизуются для прокормления каждого члена общества; если они не сорганизуются для того, чтобы воспроизводить то, что они потребили и израсходовали.“*)

Заканчивая свой обзор, Кропоткин говорит и о роли анархистов, о необходимости их сплоченности:

„Тогда лишь анархисты смогут произвести влияние и играть ту роль, которая падет на их долю в ближайшей революции. Они, тогда, будут могучей, неизмеримой силой, ибо они будут проникнуты той дисциплиной, о которой мечтал Бакунин, являющейся результатом единства взглядов и равенства деятельности, а не повиновения приказам отдельных лиц, или более или менее серьезного большинства. “**)

Где-же нужно быть анархистам и где осуществится эта сплоченность?

„Часто говорят: „Наша роль определена заранее. Когда народ будет на улице, нам лишь останется начать бой действиями“. Пусть так! Но, необходимо, тем не менее, чтобы массы нас знали и чтобы анархисты чувствовали в себе достаточно смелости, чтобы начать бой, а для этого нужна предварительная работа“.

„… Массы хотят идти вперед, и наша роль — им помочь в этом и сделать те немногие шаги, которые их отделяют от революции. Для этого, нужно быть с народом, который требует не отдельного, одинокого акта, а участия в своих рядах людей действия“.***)

Кропоткин критикует изоляцию анархистов. Он отмечает нарождающийся аристократизм отдельных анархистов и, отметив это, он убеждает анархистов понять, наконец, сложные взаимоотношения современной индустрии, он говорит им:

„Что-же, это знание вы думаете сохранить для себя?

________
*) Там-же.
**) „1887-ой год“. (пред.), там-же, 28 Января — 3 Февраля 1888 г. Статья без подписи.
***) „Первое Мая 1891“, там-же, 18—24 Октября 1890 г.

_____________________________________________
П. А. КРОПОТКИН И ЕГО УЧЕНИЕ                131

Ради оживления наших собраний?.. Для того, чтобы делать подобно стольким буржуа и, которые хранят свои знания для своих научных собеседований, для своих журналов и книг, и никогда о них не говорят тем, которые больше всего в этом нуждаются? Для того-ли, чтобы самим играть в буржуа, мы, в свою очередь, прикрылись великим именем анархии, которая, прежде всего, обозначает быть с народом, жить с народом, работать с народом ?“…

… „И вместо того, чтобы убеждать каждого рабочего организатора в отдельности, как это делал Фанелли в Испании и Бакунин везде… они отварачиваются спиной к нему и издеваются над его тупоумностью, если неопытный новичек широко расскрывает глаза, услышав, что кража уничтожит собственность, и что одной пары динамитных патронов (которые не в состоянии взорвать любую дверь) достаточно, чтобы совершить Социальную Революцию.“*)

Столбцы „La Révolté“ пестрят заметками и статьями, несомненно написанными Кропоткиным, разбирающими рабочий вопрос во всех его деталях. Он часто сообщает о ходе рабочего движения в Англии, где он жил. Английское движение гораздо более корпоративно-реформистское, чем в латинских странах. Тем не менее, по поводу Ливерпульского Конгресса Трэд-Юнионов, происходившего в 1890-м году, Кропоткин писал, что „этот конгресс знаменателен в истории рабочего движения. Он ломает старую юнионистскую традицию. Он открывает новые пути. Пора, теперь, социалистам сеять свои идеи в этой среде, которая не есть уже старая реакционная среда. И вот что многие анархисты — и надо сказать, что они быстро размножаются — уже делают в провинции.“**)

Кропоткина отнюдь не пугает, что рабочие организации занимаются, главным образом, частичным улучшением условий труда и быта. Анархисты ни в коем случае не должны отойти от этих организаций из-за указанных псевдопротиворечий между стопроцентным идеалом анархии и этой мелкой, повседневной борьбой трудящихся масс.

_________
*) „Первое Мая 1891“, (пред.), там-же, 1—7 Ноября 1890. Статья без подписи.
**) „Рабочее Движение в Англии». La Revolte, 13—19 Сентября 1890 г. Статья без подписи.

_____________________________________________
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ СБОРНИК                  132

Вопрос этот обсуждается Кропоткиным в статьях: „Рабочие организации“*) и „Новое развитие рабочего движения.“**) Когда Лагардель, критикуя отношение некоторых анархистов к синдикализму, вызывает полемику на столбцах „Temps Nouveaux», то Кропоткин, косвенно затронутый Лагарделем, возвращается к этому вопросу:

„Конечно, вступая в профессиональный союз, анархист делает уступку, — как он делает уступку, когда сообщает администрации название газеты, которую собирается издавать, когда просит разрешения на устройство митинга, даже когда подписывает договор о найме квартиры … или когда дает надеть на себя наручники, не отбивается кулаками.

„Вступая в жизнь профессионального союза, человек, конечно, испытывает влияние среды, как и вступая в парламент.

„Но разница между союзом и парламентом в том, что первый представляет собою организацию для борьбы с капиталом, тогда как второй (т. е. парламент, конечно) является организацией для поддержания государства и его власти. Первый становится иногда революционным, второй — никогда: один (парламент) противен нам в принципе, другой представляет собою изменчивую и подлежащую изменениям форму борьбы, которую большинство из нас одобряет.

„Если бы профессиональные союзы подчинились социал-демократической иерархии, мы не могли бы вступить туда не уничтожив ее предварительно.“***)

Развивая далее мысль о подлинной роли профсоюзов, Кропоткин говорит:

„Рабочие организации являются настоящею силою, способною совершить социальную революцию… и там, где рабочие организации не дали себя подчинить господам сторонникам „захвата власти“ и продолжали идти рука об руку с анархистами — как в Испании — они добились, с одной стороны, непосредственных результатов, а с другой, создали широкую пропаганду социальной революции, той, которая придет не от господ сверху, а снизу, от рабочих организаций.“

_________
*) La Révolté, 27 Февраля—4 Марта и 5—11 Марта 1892 г
**) Там-же, 24—30 Сентября 1892.
***) „Анархисты и Профсоюзы“, Temps Nouveaux, 25 Мая 1907. Указанная выдержка является частью „не пересланного адресату письма“, датированного „Апрель 1898“, и впервые напечатанного в указанной статье.

__________________________________________
П. А. КРОПОТКИН И ЕГО УЧЕНИЕ                   133

Прервем эту длинную цитату, чтобы отметить поворот в рядах как анархизма, так и синдикализма: 25 лет спустя приходится говорить уже не об необходимости профдвижению „идти рука об руку с анархистами“, а об неизбежности и настоятельной необходимости анархистам идти рука об руку с революционным, федералистическим синдикализмом, если они не хотят разрушить всю подготовительную работу, проделанную Бакуниным и Кропоткиным.

Вернемся к цитате:

„Те анархисты, которые всегда считали, что рабочее движение, организованное профессионально, для прямой борьбы против капитала — теперь во Франции это называется синдикализмом и „непосредственным действием“ (action directe) — представляет собою действительную силу, способную и привести к социальной революции и осуществить ее путем преобразования потребления и производства на основах равенства, — те из нас, кто так думали в течение 35 последних лет, просто остались верными основной идее Интернационала, как ее представляли себе, начиная с 1864-го года, французы… Интернационал был широким синдикалистским движением, которое уже тогда провозгласило все то, что эти господа якобы открыли в синдикализме.

„И теперь, когда пролетариат, разочаровавшись в парламентской социал-демократии, возвращается к старой идее непосредственной интернациональной борьбы с капиталом и когда опять находятся господа, стремящиеся свести это движение с его пути и сделать из него орудие своей политики, — что-ж! мы будем бороться с ними, как боролись с их предшественниками, за ту-же самую идею освобождения пролетариата путем прямой и наступательной борьбы против его врагов.“*)

Мы привели эту длинную выдержку потому, что в ней ясно и отчетливо формулирована точка зрения Кропоткина на роль революционного профдвижения.

_________
*) „Анархисты и Профсоюзы». Temp* Nouveaux, 25 Мая 1907.

____________________________________________
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ СБОРНИК                   134

Мы вступаем в период широкого развития синдикализма не только во Франции, но и в других странах. Воскресает Первый Интернационал. Борьба пролетариата серьезная, организованная — начинает разрушать политические границы. Международная солидарность все чаще проявляется. И Кропоткин в своих периодических обзорах текущих событий, продолжает призывать рабочих вообще, и анархистов в частности, к воссозданию Интернационала. В обзоре событий, напечатанном в первом номере „Temps Nouveaux“ (4 Мая 1895), он, исследуя „тягу к анархии» в разных странах, ищет ее в „классе, который трудится и производит все“.

„Укореняется-ли среди них мысль о международном об’единении всех угнетенных? — спрашивает Кропоткин. „Ненавидят-ли одною ненавистью всю международную шайку эксплоататоров, будут ли они называться патриотами японскими или французскими, немецкими или английскими?»

„Рожденная в недрах народа и им вдохновляемая внутри Международного Товарищества Рабочих, теперь приобревшая новую силу, благодаря поддержке изучающей мысли, эта идея должна вернуться к народу, вырасти среди него, вдохновиться его непобедимым духом.

„Только там, она сможет достигнуть своего полного развития. Только там она воплотится и оформится, чтобы придти на смену старому уходящему миру и перестроить общество на основах равенства, полной свободы личности, братства всех людей.“*)

Кропоткин безпрестанно и регулярно отмечает успехи идей и принципов Интернационала. Вот, например, знаменитый Международный Социалистический С’езд, — Лондон 1896, — знаменитый тем, что на нем анархисты были исключены. Кропоткин противопоставляет этот с’езд политиканов деловым с’ездам профсоюзов:

„Тогда (в эпоху 1-го Интернационала) понимали, что для того, чтобы социальная революция могла осуществиться, нужно, чтобы народная мысль нашла новые формы общественной организации, — формы, которыми не могут быть ни представительное правление, ни государство … но которые будут совершенно новыми, вытекающими из потребностей современного производства и обмена … Нечто такое, что вытечет из борьбы рабочих с капиталом, из их

_________
*) „Влияние преследований“; Temps Nouveaux, & 1, 4—10 Мая 1895.

_____________________________________
П. А. КРОПОТКИН И ЕГО УЧЕНИЕ             135

национальных и интернациональных об’единений, из интересов, связывающих между собою рабочих Старого и Нового Света, помимо современных политических форм, из идей, зарождающихся в их среде.

…….. И в то время, как международные конгрессы разных ремесл (как например, только что закончившийся конгресс стекольщиков) или международные совещания, устраиваемые без шума между рабочими английских и американских доков, а недавно с бельгийскими докерами, подготовляют крупные международные рабочие движения, которые сократят рабочие часы и, кроме того, приведут, вероятно, к экспроприации доков, — в это самое время интернациональные рабочие социалистические конгрессы остаются в течение 28 лет такими, каким был недавний конгресс: ареною личной борьбы и личного тщеславия.“*)

Продолжая обсуждение роли рабочей организации в противовес политической, Кропоткин заканчивает статью рассуждением о разнообразии интересов городов, деревень и поселков:

„Никто не может говорить от имени этих тысяч и тысяч интересов. Никто, кроме совокупности всех заинтересованных лиц, которые высказываются, а в особенности действуют сами, в процессе самого действия узнавая свои интересы.“**)

Проанализировав кооперативное, коммуналистическое, социалдемократическое, анархическое движение, Кропоткин говорит, что „существует, кроме того, колоссальное рабочее корпоративное движение, которое, под скромною видимостью заработной платы и сокращения рабочих часов, может быть уже сделало больше, чем все другие движения, для провозглашения прав человека в рабочем, и которое стремится, ни больше ни меньше, к тому, чтобы, посредством ежедневной партизанской войны с хозяином, изгнать его из фабрики, из шахты, из средств сообщения.“***)

А вот заметка о рабочем движении Англии, написанная по поводу годичного с’езда трэд-юнионов:

„Профессиональный союз, это уже — враждебная ар-

_________
*) „Международные С’езды и Лондонский Конгресс», Temp* Nouveaux. 29 Августа — 4 Сентября 1896.
**) Там-же, 10 — 16 Октября 1896.
***) Там-же.

__________________________________________
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ СБОРНИК                136

мия, об’единенная против хищника-капиталиста. Правда, она, конечно, пытается прибегать к паллиативам, но, в конце концов, она убеждается в том, что ничего нельзя сделать пока копи, фабрики, земля и капитал останутся в руках привилегированных.

…„Возвращение себе капитала и организация производства и потребления теми, кто сами производят — помимо государства — ставятся, таким образом, неизбежно на очередь.

„Что союзы должны придти к экспроприации, это — очевидно; что они произведут ее, если нужно будет, силою — в этом нельзя сомневаться…

„Но, произведя, или даже начав экспроприацию, они не пойдут к парламенту, или к Volkstaat’y с просьбой организовать их.

„Захватив фабрику или шахту, они станут производить. Они уже сорганизованы для этого.*)

Все больше и чаще социальная революция, совершаемая путем захвата фабрик и заводов, и международное об’единение рабочих становятся предметами агитации Кропоткина.

По возвращении его из Америки, где он прочел курс лекций (в 1897-м году), на митинге в Лондоне, в январе 1898-го года, Кропоткин, передавая из’явление солидарности рабочих Америки с рабочими Англии и Европы, сказал:

„Что экспроприация является необходимым выводом из трэд-юнионистского движения… Профессиональный союз, берущий в свои руки фабрику и производство; кооператив, берущий на себя распределение продуктов по себестоимости; коммуна, овладевающая землею, домами и всем, что нужно для удовлетворения потребностей ее членов — вот те три движения, которые уже существуют в зародыше.

„Международное об’единение всех ремесл — вот та нота, которая громче всего слышалась в речах. Сила, которая создалась бы, таким образом, для Революции! Конечно, еслы бы бельгийские и французские механики об’явили забастовку полгода тому назад, это была бы победа.**)

________
*) Tempt Nouveaux, 19—25 Сентября 1896.
**) Течь вдет е забастовке английских механиков в 1897-х году.

_______________________________________
П. А. КРОПОТКИН И ЕГО УЧЕНИЕ              137

Рабочий заставил бы хозяина признать свое право на управление промышленонстью. Капиталисту пред’явили бы — новое требование: „Ты говоришь, что имеешь право управлять промышленностью? Мы отрицаем за тобою это право. Мы будем управлять ею, мы установим рабочие часы, мы решим, что именно нужно производить, а затем мы посмотрим, справедливы-ли твои претензии на прибыль.»

„Интернационал Ремес[е]л! Но он мог уж давно создаться! Он создался бы, вероятно, прошлым летом на Лондонском Конгрессе, если бы политиканы, если бы социалистические депутаты не стремились упрочить на этом конгрессе свою власть, свое право управлять рабочим миром.

„Будем надеяться, что профессиональные союзы сумеют теперь встретиться, устроить свои конгрессы, и выгнать вон всякого, кто захочет явиться туда, чтобы афишировать свои права на управление профессиональным миром.“*)

Не лишне вспомнить об этой надежде и в настоящее время, когда такие претензии на управление профдвижением пред’являют не только социалдемократы (в Германии), не только большевики (в России), но даже и некоторые анархисты, зараженные большевистским микробом.

* * *

Наступил 1905-ый год. Разыгрывается первый акт Великой Русской Революции. Взоры Западной Европы обращены к Востоку, к загадочной славянской душе. Здание самодержавия дало первую серьезную трещину. Всколыхнулась молодая Русь, а с нею и рабочие и крестьяне.

Кропоткин переносит свое внимание на российские события. В первом русском органе, созданном за рубежом его со-товарищами, — „Хлеб и Воля» — он пишет по всем жгучим вопросам „текущего момента“. Перед ним скоро встают опять те же самые вопросы: кто творец Социальной Революции? какие силы создадут ее? какова роль анархистов в ней?ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ→

________
*) Temp* Nouveaux, 5—11 Февраля 1898.