Труды Комиссии по научному наследию П.А. Кропоткина. М., 1992.
Вып. 2
. С. 18–25.

И.В. Петушкова

«НЕ РВИТЕ ВЕКОВОЙ СВЯЗИ»

Принцип федерализма лежит в основе социальных построений П.А.Кропоткина. Только через свободу и возможность самостоятельного развития всех народов человечество может достичь своего высшего расцвета и благополучия.

Как исследователь, глубоко изучивший историю Великой Французской революции, придававший исключительное значение роли народа, Кропоткин понимал, что русская революция еще не завершена. Вернувшись в Россию, он столкнулся с реальной действительностью: с процессом революционного творчества народа, когда федерализм из идеи мог воплотиться в практическое действие. «Единственный возможный в России строй — это строй, дающий обширное самоуправление волости, городу, области, краю, — говорил Кропоткин на Государственном Совещании в августе 1917 года. — …Во всех образованных странах республика становится необходимостью…» [1].

Федеративная республика, по его мнению, единственное средство удержать в союзе разнообразные народности, входящие в состав русского государства. Федерация соединенных Штатов — прекрасный пример взаимовыгодного сотрудничества, «где хотя каждый штат имеет свой парламент и этот парламент заведует всеми внутренними делами, но во всех делах где требуется согласие нескольких штатов или всех штатов, там они выступают, как тесный союз, как действительная федерация» [2].

Поддерживая федерацию, самоопределение каждой нации и народности, Кропоткин подчеркивал, что это не имеет ничего общего с вспышками националистических, шовинистических настроений когда благополучие одной нации достигается за счет других народов, или за счет собственного. «Я не понимаю федерации в том смысле, в каком это слово употребляется, говоря о федерации в Германской Империи: это не федерация. И если бы в России, на несчастье, различные народности разбились на мелкие государства…, то это была бы такая катавастия, какую мы видим на Балканском полуострове… Нет, такая федерация нам не нужна» [3].

Дальнейший ход событий известен. В Финляндии, Грузии, на Украине и в других местах сложилась острая национальная ситуация. Истории национального движения в первые годы революции в России посвящены многие исследования: этот вопрос, вероятно, также нуждается в дальнейшей разработке и пересмотре некоторых основных положений. Не останавливаясь на перечислении событий этого периода, обратимся к воспоминаниям очевидцев, современников происходящего.

А.И.Сумбатов-Южин (1857–1927), русский актер, драматург, театральный деятель, так писал об этом в 1919 году: «…немедленно после Февральского переворота началось тройное разложение России, как целого: распадение на классовые группы, распадение на группы областные, или племенные, и отпадение от международной государственной группировки. Мыслимо ли для политического организма, сплоченного общей культурой, пусть даже неравномерно, но широко разлитым в народе экономическим благосостоянием, уважением к человеческим правам личности и национальности, всей суммой правовых начал равенства и свободы, ограждающих эти примитивные блага, — мыслимо ли для такого организма вызвать политическим или социальным переворотом такой всесторонний, такой молниеносный по быстроте, мучительный по бездне страданий, такой судорожно-поспешный распад. Вспомним, что процесс распада Римской Империи тянулся века. Распад России совершился мгновенно… Провозглашает свою полную независимость Малороссия, отпадают Финляндия, Крым, Бессарабия. Радостно кидается Прибалтийский край в объятия временно-победоносной Германии, и предрешается присоединение Курляндии, Лифляндии и Эстляндии к ее Имперскому Союзу. Обособляются от Центральной России Донское, Кубанское и Уральское Казачества, Сибирь, пытаются сделать то же Среднеазиатские владения. Сперва Временное, потом Советское Правительства на разных началах, разными приемами борьбы, во имя самых разнообразных и часто противоречивых принципов, стараются удержать от отрыва и вновь собрать эти отдельные глыбы, отпадающие от великой России с неудержимой силой и стремительностью… Всё это уже совершилось к концу 1917 года, Грузия последняя провозгласила свою независимость лишь в мае 1918 года» [4].

Свое участие в общественной жизни П.А.Кропоткин понимал не как участие в правительстве. Он хотел быть ближе к народным массам, хотел не управлять ими, а поделиться с ними своим многолетним опытом и знаниями, почерпнутыми им из наблюдения и изучения прошлой и настоящей жизни народов. Он горячо верил в творчество народных масс и был глубоко убежден, что народ победит разруху и построит новое общество «на основах не слепого повиновения власти, а свободного сотрудничества всех». Пример этому — обращения П.А.Кропоткина к украинскому народу с призывом не отделяться от России, написанное после февраля 1917 года. Когда читаешь эти страницы, кажется что автор говорит о современном моменте, настолько его предсказания прямо совпадают с нашими сегодняшними стремлениями и надеждами.

П.А.Кропоткин с пониманием и сочувствием относился к прошлому украинского народа, когда «всякая попытка распространить образование на родном языке… или возродить искомые формы общественной жизни рассматривалось чиновниками русского царя, как политическое преступление; когда всякая попытка развивать свои бытовые особенности, или даже собственное понимание религии, преследовалось как попытка отложиться от России и присоединиться к ее врагам» [5]. Но с февраля 1919 года, считал он, началась новая полоса развития для нашей страны и для всех народов Европы. «Прежнее сосредоточение государственной власти, — утверждал он, — в руках сильного централизованного правительства отжило свой век. Вернуться к нему в России так же невозможно, как вернуться к самодержавию. Россия неизбежно должна будет перейти в Федерацию народностей и областей, имеющих каждая свое широкое самоуправление и вместе с тем так же тесно сплоченных между собой, как республики Швейцарии, Штаты Северо-Американской республики или провинции Канады. И тогда при таком федеральном строе народы Украины, Польши, Литвы, Финляндии, Кавказа, Сибири и т.д. смогут выступить на путь пышного расцвета их умственной и хозяйственной жизни. В этом нет и не может быть сомнения… При этом, позвольте сказать вам, братья, что всё, чему научил меня долгий жизненный опыт, ведёт к заключению, что самою сильною помехою тому расцвету народной жизни, которого мы все желаем, было бы образование независимых государств из народностей и областей, входящих в состав Российской Империи.

В таких государствах повторилось бы то, что мы видим в балканских государствах… В то время, как лучшие люди второй половины 19 века (в том числе М.А.Бакунин) проповедовали республиканскую федерацию, … соседние императоры… создали теперешнюю шахматную доску царьков, обращающих балканские народы в прислужников и рабочую силу для соседних монархий…

Каковы бы ни были политические планы и ошибки отдельных лиц, нельзя допустить мысль, чтобы большинство украинского народа, видя, каковы планы Германии и Австрии на порабощение — экономическое и политическое — русского народа, … не подумали о том, что нанести такой удар в такую минуту… было бы одним из тех преступлений, которые потом тяготят как проклятие на судьбе народа, совершившего такое преступление…

Братья, не рвите вековой связи. С обновленной Россией вы сможете жить по-братски. А сливая воедино устроительную работу жизни двух столь близких народов, вы достигнете великих результатов в мировом строительстве Свободы, Равенства и Взаимности» [6].

В ноябре 1917 года П.А.Кропоткин был занят более широкой постановкой вопроса — созданием Российской Федерации. С этой целью была образована Лига Федералистов, ставящая перед собой задачу разработки, разъяснения и пропаганды идей федерализма и содействие объединению России путем устроения Российской федеративной демократической республики. «Необходимо, чтобы дух федерализма (свободного объединения) проник в самую гущу народной жизни. Слишком долго и всяческими способами воспитывали в нас взгляды, противоположные этому духу, слишком долго и всяческими способами нам внушали, что централизм (подчинение всех учреждений, всех областей единой центральной власти) есть наилучший способ общественного устройства, что велико-Русская национальность есть главная, «державная», что столица с ее центральным управлением должна главенствовать над всеми русскими гражданами, над всеми землями, составляющими Россию.

Но всякая централизация убивает свободу, и если мы хотим, чтобы Россия и ее граждане были свободны не на словах, а на деле, то неминуемо мы должны проводить в жизнь противоположный взгляд, и именно тот взгляд, что в основе общественного устройства России должен лежать не государственный централизм, а местная самодеятельность (автономия) и федеральное (союзное) добровольное объединение» [7].

Интересны воспоминания о деятельности и задачах Лиги члена Временного Совета С.П.Мельгунова. «Мысль многих в это время, — писал он, — обращалась на периферию, где, казалось, было более здоровое национальное чувство. Там по областям может создаться крепкое государственное начало. Федерация — путь к объединению и спасению России и ликвидации большевистской авантюры. Для пропаганды этой идеи в Москве по инициативе П.Кропоткина была создана Лига Федерации, председателем которой он был избран. Под редакцией же Кропоткина было предпринято большое коллективное издание, где теория должна была соединиться с практикой, и где должен был быть показан образ федеративной России. Привлечены были крупные литературные силы к изданию, которое должна была выпустить «Задруга», разработан детальный план, распределены статьи. Всё это не получило осуществления, ибо жизнь вскоре разметала и авторов, и средства для осуществления этого дела, и самую идею отодвинула куда-то на задний план. И все-таки от вечеров на квартире Кропоткина (он жил у друзей для уплотнения, спасая одновременно этот дом от реквизиции) [8], где собирались люди в сущности очень разных политических взглядов, осталось радужное впечатление от того времени. Удивительный старик. С рвением юноши выполнял он свою редакторскую работу. Много разговоров было у нас в то время. И старый анархист всегда говорил, что он ближе всего себя чувствует к позиции народных социалистов. С нашей точки зрения он был государственником в лучшем смысле слова» [9].

Но мысли и стремления П.Кропоткина не могли бы реализованы в той конкретной ситуации: федерализм не совместим с идеей диктатуры. «Поддержка Кропоткиным Лиги федералистов в Москве зимою 1917–1918 гг. не дала результатов, — писал историк международного анархизма, личный друг и сотоварищ Кропоткина М.Неттлау о событиях в России. — …Вопрос о федерализме был вновь поднят значительно позднее им и анархистами вообще. Все они находились под очарованием Парижской коммуны, крестьянских бунтов, генеральной стачки, и все они слишком верили в то, что социальная революция снесла бы вместе с социальной и политической властью буржуазии, также и привычную, авторитарную и покорную по отношению к властям, настроенность всего народа» [10].

П.А.Кропоткин умер в 1921 году. За год до его смерти была официально признана независимость Грузии и он, может быть думал, что естественный процесс самоопределения наций, начавшийся на Кавказе, «приведет к федерализму и дружбе между Россией и ее бившими территориями». «И кто знает, — писала в 1931 году друг Кропоткина Ф.Черкезова, — будет ли русский народ идти вперед даже в тот момент, когда он выйдет из своего оцепенения и поймет уроки прошлого, и протянет ли руку дружбы и равенства тем нациям, которые когда-то разделяли с ним угнетение и революцию, и вернется ли он таким образом к идеалу федерализма, поддерживающемуся Герценом, величайшим русским его времени, и анархистами Бакуниным и Кропоткиным, Такая федерация… могла бы стать примером добровольной ассоциации свободных наций, работающих рука об руку дли мира и благосостояния…

Кропоткин, веривший в свободу и прогресс, основанные на науке и взаимной помощи, первый приветствовал бы общество, построенное на этих принципах» [11].

Взгляды П.А.Кропоткина на федерацию близки и понятны нам сегодня. Но уже в 20-х годах они были осознаны и признаны многими учеными, в том числе крупнейшим историком М.Неттлау. «Мир будет свободен, — писал он, когда такие слова, как федерализм и централизм, будут забиты, когда меньшие и большие задачи будут требовать только правильного расчета необходимых условий и выбора надлежащих инструментов. Федерализм, конечно, заслуживает и теперь всякой поддержки, ибо все силы застоя и реакции, включая руководящих государственных социалистов, ставят ставку на централизм и пытаются удушить и вырвать с корнем всякую другую индивидуальную и коллективную инициативу. Федерализм помогает сломать тот лед, который власть накладывает на жарко бьющиеся сердца человечества. Это не анархизм и не суррогат его, а шаг в правильном направлении, заслуживающий всяческой поддержки» [12].

Примечания

1. ЦГАОР, ф. 1129, оп. 1, ед.хр. 735, л. 82. Кропоткин П.А. Речь П.А. Кропоткина, подготовленная им для выступления на Государственном Совещании и выдержка из стенограммы выступления Кропоткина на этом совещании.

2. ЦГАОР, ф. 1129, оп. 1, ед.хр. 735, л. 112–113.

3. Там же, л. 123.

4. РО ГБЛ, ф. 410, карт. 6, ед.хр.18: Сумбатов (Южин). «В мощных объятиях». Петроград, 1919. С. 132–134.

5. ЦГАОР, ф. 1129, оп. 1, ед.хр. 727, л. 33. Обращение Кропоткина П.А. к украинскому народу с призывом не отделяться от России; [после февраля 1917 г.].

6. ЦГАОР, ф. 1129, оп. 1, ед.хр. 727, л. 35.

7. ЦГАОР, ф. 1129, оп. 3, ед.хр. 1510, л. 1–1 об. Обращение Московской лиги федералистов о задачах лиги. Приведен устав лиги. 1918 г.

8. РО ГБЛ, ф. 369, карт. 393, ед.хр. 31. Лебедев Н.К. Сведения о месте жительства П.А.Кропоткина в течение 1917–1918 гг. (1930). Л. 1–1 об.

9. Мельгунов С.П. Воспоминания и дневники. Париж, 1964. С. 7–8.

10. Неттлау М. Очерки по истории анархических идей и статьи по разным вопросам. Детройт, 1951. С. 280, 279-280. См.: ст. «Федерализм и централизм». С.263–282.

11. Пробуждение: Орган федерации групп «Пробуждение» США и Канады. № 15. Сб. статей, посвященных памяти П.А.Кропоткина по случаю десятилетия со дня его смерти. Детройт, 1931. См. ст.: Фрида Черкезова «Петр Кропоткин — каким я его знала». С.38–43. С. 43.

12. Неттлау М. Федерализм и централизм. С. 281–282.

 

║ Оглавление сборника ║


Источник http://oldcancer.narod.ru/150PAK/02-02Petushkova.htm