Труды Международной научной конференции, посвященной 150-летию со дня рождения П.А. Кропоткина. М., 2002. Вып. 4: Идеи П.А.Кропоткина и естествознание. Вопросы биографии П.А.Кропоткина. С. 101–108.

А.В.Бирюков
(Россия).

О МЕСТЕ ПОБЕГА П.А.КРОПОТКИНА В 1876 г.

 

Побег П.А.Кропоткина из арестантского отделения Николаевского военного госпиталя летом 1876 года — один из самых ярких и, безусловно, самый известный эпизод его незаурядной биографии. Побег наделал много шуму в Петербурге, о нем не раз вспоминали и в революционном лагере [1], и в лагере охранительном [2]. Многократно описан он в мемуарах, прежде всего — самим Кропоткиным [3]. На основании архивных материалов изучено следствие по делу о побеге [4] и даже — история безуспешных розысков Кропоткина [5]. Мало того, можно даже говорить о фольклорном бытовании истории об этом побеге: в архиве редакции журнала «Голос минувшего» хранится рассказ, написанный от имени некоего Стрельбищева, служившего будто бы солдатом в Петропавловской крепости, откуда Кропоткину удалось в конце концов бежать [6]. Рассказ пронизан фольклорными мотивами.

К сожалению, в мемуарах, как это нередко бывает, есть немало неясностей, и главная среди них — где же находилась «небольшая тюрьма для офицеров и солдат» при Николаевском военном госпитале и тот «заросший травою двор, в добрых триста шагов в глубину и шагов двести в ширину» [7], откуда 30 июля 1876 г. бежал Кропоткин?

Адрес Николаевского военного госпиталя известен (Конногвардейская ул., д.63); большое П-образное здание его и сейчас занято каким-то военно-медицинским учреждением. Где-то через улицу от него (описывая свою первую прогулку, Кропоткин упомянул, что через открытые ворота он мог видеть «улицу, громадный госпиталь напротив и даже прохожих» [8]) помещалось отделение госпиталя для арестованных. Однако здесь и начинается путаница и неопределенность. Из статьи А.И.Иванчина-Писарева, описавшего подробности побега Кропоткина со слов участвовавших в его организации лиц, можно сделать вывод, что арестантский корпус был расположен через Конногвардейскую ул. (Иванчин-Писарев приводит более старое и более новое названия ее — Слоновая ул. и Суворовский просп.; последнее название сохраняется до сих пор). «Серенькая дачка», откуда велось наблюдение и подавались сигналы узнику, находилась, по А.Иванчину-Писареву, «на углу Слоновой и Кавалергардской ул.» [9]. Маршрут беглецов описан так: «В одно мгновение Варвар… очутился за углом Слоновой ул. и стрелой пустился по Кавалергардской. […] Всякая опасность исчезла, когда Варвар через несколько секунд повернул на Тверскую» [10].

Наиболее подробное описание места побега содержится в воспоминаниях М.П.Лешерн-фон-Герцфельд, принимавшей непосредственное участие в организации побега (сигнальщик с воздушным шаром, затем — наблюдательница в «серенькой даче»). «Местность, где находился Николаевский военный госпиталь, — писала она, — была в то время совершенно пустынной. Только передний фасад здания выходил на большую улицу — Кавалергардскую, по которой ходила конка; но позади строения шла узкая немощеная улица, а за ней тянулись огороды и пустыри и только против двора госпиталя начинались постройки» [11]. Из текста воспоминаний и из приложенного к ним схематического плана (рис.1) ясно, что под «госпиталем» М.П.Лешерн-фон-Герцфельд понимает арестантский корпус, а не главное госпитальное здание, которое в действительности передним фасадом выходит на Суворовский просп. (бывш. Конногвардейскую ул.), а задним — на Ярославскую ул. (рис.2). Кстати, конка по Кавалергардской никогда не ходила; маршрут ее шел по Конногвардейской ул. (это видно на многих планах С.-Петербурга XIX в.).

Plan1

Рис. 1

 

Один из участников землевольческого движения, Я.Г.Голубев, хотя и не принимал участия в организации побега, был случайным его свидетелем, о чем и написал в своих малоизвестных воспоминаниях. Летом 1876 г. он «из-за переполнения гражданских больниц лежал больным в военном Николаевском госпитале». Хотя его воспоминания, написанные 45 лет спустя после описываемых событий, не во всем точны, все же он указывает, что «Арестантское отделение госпиталя отделялось от главного корпуса Ярославской улицей». Я.Г.Голубев приводит такую деталь: «Побегу способствовало и то обстоятельство, что Ярославская улица была засорена, и стук колес не доносился до дворника» [12]; пролетка, по его словам, подкатила к воротам бесшумно.

4-08

 

Рис. 2

Еще один мемуарист, Н.И.Драго (его роль в организации побега в воспоминаниях не раскрывается) в описании места побега почти дословно следует тексту статьи А.И.Иванчина-Писарева [13]. В мемуарах других участников или свидетелей побега точные указания на место действия практически отсутствуют.

Прояснить вопрос удалось с помощью обстоятельного труда, посвященного истории госпиталя [14]. Подробное изложение истории проектирования Арестантского корпуса завершено следующими словами: «Предположено построить этот корпус на левой стороне дороги, идущей от главного госпитального здания к летним корпусам. Таким образом было приступлено к работам и постройке в настоящее время существующего двухэтажного каменного арестантского корпуса […] Означенный корпус обнесен вокруг деревянным забором с тремя воротами» [15]. Сличение этих слов с планом С.-Петербурга [16], выкопировка из которого приведена на рис.2, позволяет абсолютно точно определить местоположение арестантского корпуса, двора, где проходили прогулки, и маршрут побега. Пролетка промчалась по Ярославской ул., затем свернула направо в Сухопутную ул. («экипаж круто повернул в узкий переулок, вдоль той самой стены, у которой крестьяне складывали дрова и где теперь никого не было, так как погнались за мной», — вспоминал Кропоткин [17]) и «серенькой дачки» свернула налево на Костромскую ул. («когда они проезжали мимо нашего дома, — вспоминала Лешерн-фон-Герцфельд, — экипаж чуть не опрокинулся, — так быстро завернули они за угол, а Кропоткин в это время надевал пальто и цилиндр» [18]). Заметим, кстати, что общие очертания плана, приведенного М.П.Лешерн-фон-Герцфельд, правильны — перепутаны только названия улиц.

Отметим еще несколько мелких деталей, подтверждающих правильность определения места побега. В «Записках революционера» П.А.Кропоткин пишет, что в камере «было громадное, забранное решеткой окно, выходившее на юг, на маленький бульвар, обсаженный двумя рядами деревьев» [19]. Бульвар вдоль юго-западного фасада арестантского корпуса хорошо виден на плане (см. рис.2). На плане внутри двора, обнесенного забором, показано маленькое строение (на рис.2 оно не показано из-за чересчур малого размера). Это, несомненно, упоминаемый В.П.Колодезниковым «небольшой деревянный караульный дом» [20], построенный в 1876 г. Как известно, следствие по делу о побеге Кропоткина пошло по ложному следу — в пособничестве арестанту была заподозрена стража [21]. Видимо, вследствие этого караульные помещения было решено вынести за пределы арестантского корпуса.

* * *

В декабре 1992 г. участники Международной научной конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Кропоткина, посетили место побега. К сожалению, подойти вплотную к корпусу, где содержался П.А.Кропоткин, не удалось — он окружен глухим забором (возможно, он до сего времени используется по первоначальному назначению). М.П.Лешерн-фон-Герцфельд, пытаясь в начале века отыскать место побега, не смогла узнать местность (о чем и упомянула в примечании к цитировавшемуся выше месту); очевидно, что искала она не там. Хотя характер застройки изменился неузнаваемо, но направление улиц и переулков осталось прежним; сохранились, как уже упоминалось, главный и арестантский корпуса госпиталя. Хочется думать, что это место будет когда-нибудь отмечено памятным знаком.

Примечания

1. Иванчин-Писарев А.И. Побег кн. П.А.Кропоткина (По рассказам участников) // Былое. 1907. Кн.1 (13). C.37-42; Лешерн-фон-Герцфельд М.П. Воспоминания о побеге П.А.Кропоткина // Памяти Петра Алексеевича Кропоткина. Пг.; М., 1921. C.77-81; Драго Н.И. Записки старого народника // Каторга и ссылка. 1923. Кн.6. C.10-22; Аптекман О.В. Общество «Земля и воля» 70-х гг. Пг., 1924. C.187; Голубев Я.Г. Из воспоминаний старого землевольца // Наш край. Царицын, 1924. Вып.1. C. 73-81; Мартыновский С.И. Давно минувшее // Кандальный звон. Одесса, 1925. № 1. C.106-114.

2. См., например, воспоминания жандармского офицера, «общавшегося» с Кропоткиным в крепости: Новицкий В.Д. Из воспоминаний жандарма. М., 1991. C.80.

3. Кропоткин П.А. Записки революционера. М., 1990. C.344-354. Напомним, что в «Подпольной России» C.М.Степняк-Кравчинский расказал о побеге П.А.Кропоткина с его слов; «Подпольная Россия» появилась в печати ранее «Записок революционера» (Степняк-Кравчинский С.М. Подпольная Россия. Лондон, 1893. 192 с.).

4. А[шешо]в Н. Побег П.А.Кропоткина (По материалам архива III отделения) // Памяти Петра Алексеевича Кропоткина. Пг.; М., 1921. C.82-92.

5. Розыски П.А.Кропоткина в 1876 г. (Из бумаг В.Н.Смельского) // Голос минувшего. 1917. № 1. C.84-94.

6. Архив РАН, ф.646, оп.1, ед.хр.222.

7. Кропоткин П.А. Записки революционера. C. 344, 345-346.

8. Там же. C.346.

9. Иванчин-Писарев А.И. Побег кн. П.А.Кропоткина. C.38.

10. Там же. C.40.

11. Лешерн-фон-Герцфельд М.П. Указ. соч. C. 78.

12. Голубев Я.Г. Из воспоминаний старого землевольца. C.78.

13. Драго Н.И. Записки старого народника. C.14.

14. Колодезников В.П. Материалы к истории Петербургского Николаевского военного госпиталя (1840-1890). СПб., 1890.

15. Колодезников В.П. Указ. соч. C.139.

16. План города С.-Петербурга в горизонталях, исполненный по нивеллировкам 1872 и 1900 гг. М. 1: 4200. СПб., 1901.

17. Кропоткин П.А. Указ. соч. C.352.

18. Лешерн-фон-Герцфельд М.П. Указ. соч. C. 80.

19. Кропоткин П.А. Указ. соч. C.344.

20. Колодезников В.П. Указ. соч. C.139.

21. Ашешов Н. Указ. соч. C.83-84.

Summary

A.V.Birukov (Russia)
On the site of Kropotkin’s escape in 1876

Memoirs of persons involved in Kropotkin’s escape don’t mention exactly the site of this most famous episode of his biography. By means of new historical and cartographical sources the correct place of the escape and the route of carriage that drove away Kropotkin from arrest department of Nikolayevski hospital, are determined.