Брошюра. Формат pdf.

П. Кропоткин 

Речь на митинге Общества Потребителей «Кооперация»
В Москве 14-го января 1918 года

Издание О-ва П-лей «Кооперация»
Типография И.Ф. Смирнова. Москва, Бол. Дмитровка, д. 8/13

 

Граждане, товарищи!

Полученные вчера и сегодня известия о мире таковы, что отпадает всякая охота говорить о чем бы то ни было, кроме новых условий жизни, создаваемых для России.

В результате мирных переговоров в центре Европы создается громадное завоевательное государство, феодально-капиталистическое, усиленное 20-ю миллионами завоеванного населения, гордое своими завоеваниями и глубоко презирающее своих соседей, не умевших силою отразить его нападения.

Чем будет это государство в ближайшем будущем, мы не знаем. Но до сих пор Германия и Австрия в союзе с русским самодержавием были главным оплотом самовольного монархического правления в Европе и Азии. Составленный ими в 1815 году „Священный Союз» а впоследствии, в 60-х годах, —„Союз Трех Императоров» были злейшими врагами и не только республиканского образа правления, но даже конституционного строя. Тайными и явными путями они работали против всякого проявления духа равенства и свободы в Европе. Они противились переходу всякого европейского государства к демократическому строю, а тем более к социализму. И едва только социалисты — будь то Швейцарии, Италии, Испании, или даже Франции — проявляли наклонность перейти от надежд к воплощению в жизни своих идеалов, Германское правительство немедленно требовало — не предлагало, а нахально требовало — от правительств этих стран немедленно положить конец всякой попытке рабочим перейти от словесной пропаганды к каким бы то ни было действиям.


Понятно, что русское самодержавие считало германского и австрийского императоров своими главными союзниками, и совершенно ясно, что Русская демократическая республика, — как возможный очаг революционного социализма, — будет, считаться Германиею и Австриею опаснейшим врагом. Не даром, перед самым объявлением войны Вильгельм писал Николаю II-му что их безопасность — их обоих — требует от них дружного нападения на Францию и Англию. Вот под чью руку попадает теперь Россия. 

„Женщины плачут“ писал Герцен после разгрома революции 1848 года. Мы же лишены и этого облегчения, а потому нам предстоит одно: Это, — стиснув зубы от боли, начать неустанную, ежедневную, ежечасную борьбу с тем, что довело Россию до теперешнего положения вассала германского империализма и германского капитализма. 

Прежде всего, нам нечего заранее примиряться с мыслью о возможной монархической реставрации. Утверждение некоторых социалистов, что им легче будет справиться с монархией, чем с республикой, опровергается всею современною историей. Действительно, не в Германской, Австрийской, или Русской монархии, а во Франции были выработаны основы социализма и коллективизма и сделаны народом, в 1848 и 1871 году, первые попытки его осуществления. Не в Германии или России, а во Франции и Англии зародился Рабочий Интернационал. 

С попытками монархической реставрации мы должны, стало быть, бороться всеми силами, если мы не хотим, чтобы весь ход нашего умственного, хозяйственного и политического развития был снова отброшен на 20 или 30 лет, и чтобы у нас повторились виселицы и расстрелы Николая и Столыпина. 

Но еще более необходима сильная, неустанная, упорная борьба со всем тем, что внесет в нашу русскую жизнь победа Германии. И здесь, особенно в деревнях нашей необъятной родины, вы, товарищи кооператоры, сможете стать одним из главных борцов против Германии: ее  духа, ее  культуры, ее торгового засилия.

Прежде всего мы должны безусловно отделаться от преклонения перед Германией, — в школе, в литературе, в политической жизни и в образованном обществе вообще, которое так развилось у нас со времен поражения наполеоновской Франции Германией. Я знаю, как царское правительство со своими министрами народного просвещения развивало это преклонение; но крупная вина тут есть и с нашей стороны. Нашу интеллигенцию слишком легко прельщала немецкая культура, и она забывала то, что мы хорошо знали в 60-х годах: то, что выше культуры стоит цивилизация, т. е. гражданственность, стремление к равноправию и стремление к идеалу. 

В этом направлении всей русской интеллигенции, и,особенно кооператорам, ставшим центрами умственной жизни в деревнях, открывается громадная работа. Везде, где можно, становитесь политическими воспитателями народа, знакомьте деревню с Западом: его историей, его теперешней жизнью, его идеалами самоуправления и федерализма, его социальными идеалами свободного социализма. 

Но особенно важное поприще открывается перед кооперацией в социализации обмена и торговли. Здесь вам прямо придется жестоко бороться, не на живот, а на смерть, с торговым немецким засильем, тем более, что его будет финансировать германское правительство. 

И здесь же вам предстоит стать строителями грядущего социалистического строя: не путем декретов, а путем строительства жизни

Уже 130 лет тому назад, во время Великой Французской Революции, вследствие продовольственной разрухи, внесенной войной, сама жизнь привела предтечей социализма к мысли о необходимости обществу вырвать торговлю из рук спекуляторов и самому организовать торговлю в интересах всех. Уже тогда они пытались обобществить торговлю всеми припасами „первой и второй необходимости“, как они выражались; и они понимали, что раз это будет сделано, производство всего необходимого можно будет направить так, чтобы оно тоже стало общественным делом, а не областью личной фантазии каждого.

Организуйте сбыт! Тогда легко будет наладить производство так, чтобы оно отвечало потребностям всего народа.

Эта основная истина подтвердилась вполне, как вы конечно знаете, историею кооперации в Западной Европе, особенно в Англии. Сперва производительная кооперация не удавалась, но когда кооператоры организовали сбыт для 2-х—3-х миллионов потребителей и изучили их вкусы и потребности, производительные кооперативы стали быстро размножаться. 

Теперь, со времени войны, все это стало развиваться еще быстрее. Рядом с кооперативами появились городские потребительские организации и создались специальные производства, организуемые городами. Стали строиться в Англии целые города в 30—40 тысяч жителей на общественном начале; государства стали закупать гуртом весь урожай целых стран и продавать хлеб, мясо, сахар и т. д. по себестоимости, с обязательством для розничных торговцев не надбавлять на оптовую цену больше 5% и т. д. И тут кооперативы оказались неоценимыми, как доверенные, честные доверенные—продавцы всех главных предметов потребления. 

Такую же крупную роль призваны кооперативы сыграть в общественном производстве. В Англии нашли, что в ближайшие два—три года после войны надо будет выстроить около миллиона квартир. Высчитано уже, какие невероятные количества кирпичей, леса, оконных рам и т. д. потребуют эти дома. 

И тут опять выступают во всей своей мощи кооперативы. Им придется организовать производство большей части этого товара. Артелям придется строить дома. И кооперативным банкам придется, при помощи государства, организовать необходимый для этого кредит. — „Где взять триста иди четыреста миллионов фунтов ( 3 или 4 миллиарда рублей), нужные для этих построек” — спрашивают многие. Но ответ уже дают, вроде того, который давал Прудон — “Деньги?! — Не деньги нужны, а краткосрочный кредит. Кредит-же — не что иное как доверие“. И кооперативы прямо призваны к участию в этом деле.

Вот, товарищи кооператоры, некоторые из громадных перспектив, открывающихся перед вами.

Признайте только, что в истории наступила новая полоса в жизни народов: век социализации потребления и производства; социализации земли и её обработки; социализации фабричного производства и торговли.

Бросьте бороться с неизбежным и честно приложите руки к громадной, обширной строительной работе, поставленной перед нами историей. Отдайтесь ей с полной искренностью, с полною любовью, с сознанием её трудностей и с представлением о великих целях, восстающих перед человечеством. Полюбите свой идеал. Отдайтесь ему всецело.

И тогда вам не страшно будет засилье немецких капиталистов и грабителей: вы победите их. И при виде нового нарождающегося строя у матери, потерявшей своего сына или дочь в этой ужасной войне, менее горьки будут слезы при мысли о лучшем будущем, приготовляемом для потомков и для всех тех, кто до сих пор влачит жалкое
существование униженных и оскорбленных.

П. Кропоткин
14 января 1918

_____________________________

Цена 15 коп.