Сборник материалов IV Международных Кропоткинских чтений

Андрей Викторович Бирюков

Письма П.А. Кропоткина как биографический источник

Эпистолярное наследие П.А. Кропоткина чрезвычайно велико и недостаточно исследовано. Английский исследователь Дж. Слэттер в статье, вышедшей 20 лет назад, предполагал, что общее количество только сохранившихся писем составляет около двух тысяч [Слэттер, 2002]. Количество написанных Кропоткиным писем вряд ли возможно определить даже приблизительно, но и число сохранившихся мне представляется сильно заниженным, о чем подробнее будет сказано далее.

Изучение эпистолярного наследия Кропоткина затруднено, помимо его обширности, еще несколькими обстоятельствами. Во-первых, его корреспонденты были рассеяны буквально по всему свету, так что и хранятся теперь письма в архивах и библиотеках многих стран (подробный обзор содержится в упомянутой статье Дж. Слэттера). Кроме того, эпистолярное наследие многоязычно, причем порой Кропоткин переходил с одного языка на другой даже в пределах одного письма.

Между тем письма Кропоткина — богатейший источник сведений не только о его творчестве, о зарождении идей и их воплощении в книгах и статьях, но и о тех подробностях биографии, которые не нашли отражения ни в «Записках революционера», ни в других источниках.

В своих письмах Кропоткин, как, наверное, и всякий другой человек, затрагивал самые разные те­ мы. Темы его научных работ и злободневные политические события, анархическая пропаганда и жизнь эмигрантской колонии, семейная жизнь, свои и чужие болезни сплетаются в письмах так тесно, что классифицировать их по тематике не представляется возможным. Так, в небольшом письме П.Л. Лаврову от 24 октября 1889 г. сообщения о своих лекциях и изданной брошюре, впе­ чатления о только вышедшей работе Лаврова сменяет рассказ о двухлетней дочери: «Шурка — такая прелесть, что словами не передать. Она теперь возится возле меня, метет мою комнату и хоть бы чем помешала, разве тем, что вколачивает гвозди в щели пола. Не нарадуюсь на ее беско­ нечную доброту» [ГАРФ. Ф. 1762. Оп. 4. Ед.хр. 245, л. 110-111 об.].

Тем не менее среди бесчисленного количества кропоткинских писем можно выделить небольшое количество посланий особого рода. Это, как правило, значительные по объему произведения, по­ священные какой-либо одной теме и поэтому приближающиеся по жанру к публицистическим статьям. Но это публицистика особого рода — каждая такая статья адресована одному человеку.

Так, в одном из первых писем своей единомышленнице и в будущем многолетнему корреспонден­ту Марии Исидоровне Гольдсмит (11 мая 1897) [Anarchistes en exil, 1995, p. 75-83] Кропоткин подробно разбирает взаимоотношения анархического движения и националистических выступлений различных оттенков, а заодно — и вообще политического радикализма. Разбирая достоинства и недостатки компромиссов («Стой особняком» или «Валяй во все», как он это называет), Кропоткин резюмирует: «Удержать чистоту принципов, стоя особняком, не мешаясь ни в какие общече­ ловеческие дела, заслуги нет никакой, и пользы нет никакой. … Надо… во всяком общественном движении сказать и (если возможно) показать на деле, что можем сделать».

В письме австрийскому анархисту, историку анархизма, биографу М.А. Бакунина Максу Неттлау, которое писалось больше месяца — с 5 марта по 20 апреля 1905 г., Кропоткин в деталях развивает свое понимание анархического коммунизма, его отличия от анархо-индивидуализма [Kropotkin, 1970]. Кропоткин придавал большое значение этому письму, хотел снять с него копию, но за не­имением времени не стал этого делать, приписав в постскриптуме: «…у вас это письмо не затеря­ется» [Неттлау, 1931, с. 117]. К идеям, изложенным в этом письме, Кропоткин дважды возвращал­ ся в письмах к близкому другу В.Н. Черкезову. «В письме Неттлау, — писал он 1 октября 1902 г., — …я развивал идею, … что то, что анархисты-индивидуалисты зовут индивидуализмом — вовсе не индивидуализм. По крайне мере — не умный индивидуализм. Он не обеспечивает широты раз­ вития индивидууму. И указывал на высший индивидуализм, называя его в шутку individualismus communisticus: высшее развитие индивидуума, возможное в Коммунистической среде» [Кропоткин, 1926, с. 12]. В следующем письме В.Н. Черкезову (от 4 октября 1902 г.) Кропоткин снова на­чинает пересказывать письмо Неттлау, а затем выражает суть своей идеи в одной фразе: «Высоко­ развитым индивидом нельзя стать вне коммунистической жизни» [Там же, с. 13].

В письме немецкому историку анархизма Полю Эльцбахеру от 26 октября — 30 ноября 1907 г. [ГАРФ. Ф. 1129. Оп. 2. Ед. хр. 193] Кропоткин подробно изложил свои взгляды на происхождение

193


и развитие этики, изложил свои взгляды на религиозную этику и на то, что Эльцбахер называл «крушением интеллектуализма». Кропоткин ценил это письмо, о чем можно судить по тому, что сохранил у себя машинописную копию, в которую внес правку от руки. Как ни странно, письмо это до сих пор не напечатано.

В сравнительно небольшом письме Александру Беркману от 20 ноября 1908 г. Кропоткин набра­сывает мысли («в спешке … набрасываю эти заметки не для печати, а лично для вас» — подчеркивает он) о роли масс и вождей в революции. Революцию творят народные массы — пишет Кро­поткин. Некоторые из анархистов, работающих в рабочих организациях, становятся бюрократами. С этим нужно бороться открыто и непримиримо. Выходцы же из буржуазной среды, даже «мыс­ лящие действительно революционно, оставаясь в изоляции, отходят к Индивидуальному» [IISH, Coll. Berkman].

С началом I Мировой войны, когда практически все анархические газеты и журналы перестали выходить, значение личных писем как инструментов агитации у Кропоткина, несомненно, возрос­ло. В письме шведскому экономисту и социологу Густаву Стеффену (сентябрь 1914) он изложил свое отношение к войне, причиной которой считал распространение милитаризма в Европе после Франко-прусской войны 1870-1871 гг. милитаризм, исходящий из Германии, угрожает свободно­ му развитию всех европейских стран, победа Германии сделает невозможной или надолго отложит социальную революцию. Характерна фраза в конце: «Я прошу вас, дорогой Стеффен, опубликовать это письмо». Однако адресат, очевидно, не собирался публиковать его, поскольку придерживался иных взглядов, чем Кропоткин. Оно было напечатано B.JÏ. Бурцевым, возвращавшимся из эмиграции в Россию, сперва в шведской газете «Dagens Nyheter» а затем в переводе на русский язык в виде приложения к брошюре «О войне» [Бурцев, 1916].

Это не единственный случай публикации письма Кропоткина еще при его жизни (см: [Кропоткин, 1883; 1892; 1898; Kropotkine, 1889; 1912а; 1912Ь]). Обычно письма, носившие более-менее личный характер, публиковались адресатами, конечно, не как биографические документы, а как публици­стические произведения (речь не идет здесь о письмах редакторам газет и журналов, устроителям митингов и т.п., прямо предназначенных для опубликования). Естественно, что после смерти Кропоткина публикаций стало больше и характер их изменился. Сначала адресаты, а затем и историки стали публиковать письма как автобиографические свидетельства, содержащие интересные факты о жизни великого человека.

К настоящему времени опубликовано около тысячи писем Кропоткина примерно 85 адресатам. Отметим наиболее крупные публикации. Самая большая содержит 376 писем Кропоткина Марии Исидоровне Гольдсмит, а также нескольким другим лицам (М.И. Гольдсмит сохранила копии не­ которых писем, которые Кропоткин отправлял ей для ознакомления) [Anarchistes en exil, 1995]. Известный двухтомник писем братьев Кропоткиных [Кропоткины П. и А., 1932-1933] содержит 140 писем П.А. Кропоткина брату и 62 ответных письма. Тридцать пять писем канадскому эконо­ мисту, профессору университета в Торонто Джеймсу Мэйвору за 1886-1901 гг. [The anarchist Prince, 1996] были опубликованы Дж. Слэттером на языке оригинала, а еще 12 писем, за 1903— 1917 гг., опубликованы им в русском переводе [Письма…, 1995].

Особняком среди публикаций стоит обширная работа, проделанная уже упоминавшимся корреспондентом Кропоткина Максом Неттлау [Неттлау, 1931]. Статья содержит более или менее об­ширные выдержки из примерно 140 писем, адресованных различным лицам и расположенных в хронологическом порядке, с комментариями публикатора. Особую ценность работе придает то, что некоторые из этих писем в настоящее время утрачены, так и не дождавшись полноценной публикации.

Большинство публикаций писем содержит небольшое количество документов — от одного до пяти, редко более 10. Они рассеяны в самых разных периодических изданиях, так что поиск даже опубликованных кропоткинских писем часто весьма затруднен. Некоторые публикации, особенно зарубежные, автору этих строк известны только по библиографическим ссылкам — упорные по­ иски не дают результатов. Примером такого «неуловимого» издания является книга [Lammers, 2000], содержащая 34 письма П.А. Кропоткина Василию Павловичу Маслову-Стокозу (псевдони­ мы — Жук, Батуринский), переводчику нескольких книг Кропоткина. Более трех десятков писем русского революционера русскому историку литературы и переводчику, написанные, естественно, по-русски, изданы в переводе на голландский в издании, совершенно неизвестном на родине!

194


За­метим, что в том же году, что и амстердамское издание, вышла статья [Михайлова, 2000], содер­жащая четыре письма Кропоткина Жуку, напечатанные с небольшими купюрами.

Собирание и изучение эпистолярного наследия давно привело автора этих строк к идее каталоги­зации всех писем Кропоткина — опубликованных и неопубликованных. И хотя мой каталог в на­стоящее время содержит данные о 1800 с небольшим кропоткинских письмах, он, конечно же, далеко не полон. Вместе с тем составляя его, я довольно быстро заметил, что простой хронологический перечень писем (Кропоткин, как правило, датировал письма и указывал свой адрес) служит не просто справочником, но и канвой биографической летописи. Письма позволяют уточнять хронологию многих событий его биографии: даты поездок, встреч, выхода книг и статей и т.п. Многие факты биографии Кропоткина становятся понятнее при самом поверхностном анализе писем: уезжаю тогда-то, написал тому-то о том-то, отправил издателю корректуры книги и сразу сел за статью о том-то, и т.д., и т.п.

Если же смотреть на дело шире, то приходится признать, что письма — самый богатый источник сведений о его идеях, вкусах, отношении к политическим событиям, научных интересах и т.д. Это прекрасно сознавал уже первый собиратель эпистолярного наследия Кропоткина Макс Неттлау, который в уже упоминавшейся статье писал: «В письмах к близким друзьям Кропоткин касался всего, что тревожило его деятельный ум в данный момент, в письмах же своих к лицам не столь близким… Кропоткин дает пространные объяснения и взвешивает слова, как будто он говорит их с трибуны. В отрывках, приведенных выше, содержится больше данных о ходе его идей или о со­бытиях и переменах в его личной жизни, чем в значительном числе его биографий… Кроме опубликования этих материалов, чтобы дать возможность дать друзьям Кропоткина и товарищам провести еще несколько часов с ним наедине, мы еще преследовали цель напомнить о необходимости собрания и издания всей переписки Кропоткина, как заслуживающей сохранения для потомства» [Неттлау, 1931, с. 163].

Литература

Бурцев B.J1. О войне. Пг.; М.: Книга, 1916. С. 44-53.

Неттлау М. Взгляд на жизнь и учение П.А. Кропоткина в свете некоторых его писем // Пробуж­ дение. 1931. № 15. С. 75-164.

Кропоткин П.А. Письмо к Рошфору // Правда / Ред. И. Климов. — Женева, 1883. — № 17, 10 янв.

Кропоткин П.А. Письмо к издателям «Анархической библиотеки» // Бакунин М.А. Парижская коммуна и понятие о государственности. — [Женева]: Изд. группы анархистов, 1892. — C. 1-Х. Кропоткин П.А. Письмо к Георгу Брандесу // Летучие листки, издаваемые Фондом вольной русской прессы. — Лондон, 1898. — № 44.

Кропоткин П.А. Письма В.Н. Черкезову // Каторга и ссылка. 1926. № 4 (25). С. 7-28.

Кропоткины П. и А. Переписка. Т. 1: 1857-1862. М.; Л.: Academia, 1932. 279 с.; Т. 2: 1862-1871.

М.; Л.: Academia, 1933. 271 с.

Михайлова М.В. Письма кн. Петра Алексеевича Кропоткина В.П. Жуку (К истории перевода книги П.А. Кропоткина «Идеалы и действительность в русской литературе») // Русская литература. 2000.

№ 3. С. 157-169.

Неттлау М. Взгляд на жизнь и учение П.А. Кропоткина в свете некоторых его писем // Пробуж­ дение. 1931. № 15. С. 75-164.

Письма П.А. Кропоткина профессору Джеймсу Мейвору 1903-1917 гг. // Исторический архив.

1995. № 1.С. 143-167.

Слэттер Дж. Письма П.А. Кропоткина как исторический источник // Труды Международной научной конференции, посвященной 150-летию со дня рождения П.А. Кропоткина. М., 2002. Вып. 4. С. 158-178.

The anarchist Prince in the New World: The letters of P.A. Kropotkin to James Mavor. 1897-1901 // British journal of Canadian studies. 1996. Vol. 11, № 2. P. 265-298.

Anarchistes en exil. Correspondance inédite de Pierre Kropotkine a Marie Goldsmith 1897-1917. Lettres présentées, annotées et avec une introduction par M. Confino. Paris, 1995. 579 p.

Kropotkine P. Lettre de P. Kropotkine // El Productor. — Barcelona, 1889. — 10 Mai.

195


Kropolkine P. [Lettre à J. Grave] //Temps Nouveaux. — 1912a. — № 52,27 avr.

Kropotkine P. Une lettre de Kropotkine. Brighton, 17 dec. 1912 // Temps Nouveaux. — 1912b. — № 35, 28 dec.

Kropotkin P. Selected Writings on Anarchism and Revolution / Ed. by M.A. Miller. Cambridge: MIT Press, 1970.

Lammers D. 34 brieven van Kropotkin aan 2uk: getranscribeerd, geannoteerd en vertaald. Amsterdam, 2000. 103 p.