Труды Международной научной конференции, посвященной 150-летию со дня рождения П.А. Кропоткина. М., 2002. Вып. 4: Идеи П.А.Кропоткина и естествознание. Вопросы биографии П.А.Кропоткина. С. 65–71.

А.А.Нейман
Россия

ПРОБЛЕМЫ БИОЛОГИИ И ЭВОЛЮЦИОННОЙ ТЕОРИИ
В СИСТЕМЕ ВЗГЛЯДОВ П.А.КРОПОТКИНА

Наследство П.А.Кропоткина в области биологии до сих пор исследовано недостаточно. Об этом пишут Мишель Конфино и Даниель Рубинштейн во вступительной статье, предваряющей очередную публикацию серии писем Кропоткина к его близкому другу Марии Исидоровне Гольдсмит, посвященной на этот раз биологии и приуроченной к 150-летию со дня рождения Кропоткина (Confino, Rubinstejn, 1992).

В то же время фигура самого П.А.Кропоткина представляется необыкновенно крупной, исследованиям его деятельности как революционера посвящено много работ, а его исследования в области исторической геологии и физической географии уже давно и прочно вошли в арсенал современного научного знания. На этом фоне кажется странным, что работы Кропоткина по биологии, его замечательная книга «Взаимная помощь как фактор эволюции» (Кропоткин, 1907), не переиздававшаяся с 1922 г., до сих пор не были предметом достаточно серьезного анализа и обсуждения среди биологов. Странно, что в советской биологической литературе его творчество не подвергалось даже поношениям.

Для того, чтобы понять место теоретических взглядов П.А.Кропоткина в общей системе биологического знания, следует прежде всего напомнить, в чем они состоят.

В упомянутой выше книге П.А.Кропоткин пишет, что во время путешествий по Восточной Азии его больше всего поразило, что «в тех… пунктах, где животная жизнь является в изобилии, я не находил — хотя и тщательно искал ее следов — той ожесточенной борьбы за средства существования среди животных, принадлежащих к одному и тому же виду, которую большинство дарвинистов (хотя не всегда сам Дарвин) рассматривают как преобладающую, характерную черту борьбы за жизнь, и как главный фактор эволюции» (Кропоткин, 1907, с.1; далее ссылки на эту работу будут даваться в тексте указанием на цитируемые страницы).

И далее: «и уже с тех пор я начал питать серьезные сомнения… относительно той ужасной будто бы борьбы за пищу и жизнь в пределах одного и того же вида, которая составляет символ веры для большинства дарвинистов» (с.2). «…Во всех этих сценах животной жизни, проходившей перед моими глазами, я видел взаимную помощь или взаимную поддержку, доведенную до таких размеров, что невольно приходилось задумываться над громадным значением, которые они должны иметь для поддержания существования каждого вида, его сохранения в экономии природы и его будущего развития» (с.3).

Наконец… когда животным приходится бороться с недостатком пищи… вся та оставшаяся часть особей вида… выходит из выдержанного испытания с таким сильным ущербом энергии и здоровья, что никакая прогрессивная эволюция видов не может быть основана на подобных периодах острого соревнования (с.3).

…когда позднее внимание мое было привлечено к отношениям между Дарвинизмом и Социологией, я не мог согласиться ни с одной из многочисленных работ…, обсуждавших эту проблему. Все они пытались доказать, […] что борьба за средства существования каждого отдельного животного против всех его сородичей и каждого отдельного человека против всех людей, являются законом природы» (с.3).

П.А.Кропоткин подробно разобрал понятие «борьба за существование» и полемизировал не с Чарлзом Дарвином, а с его эпигонами-дарвинистами, которым принадлежит суженное толкование борьбы за существование, низведенное до понятия «борьбы каждого против всех».

Такое искаженное понимание Дарвина настолько заполонило всю научную литературу конца XIX и начала XX вв., что Кропоткин счел необходимым опубликовать «обширный ряд фактов, рисующих жизнь животных и людей с совершенно иной стороны» (с.9).

П.А.Кропоткин пишет (с.10): «настоящая книга есть книга о Взаимопомощи, рассматриваемой как один из главных факторов эволюции, а не о всех (курсив П.А.Кропоткина — А.Н.) факторах эволюции и их относительной ценности».

Следует отметить, что П.А.Кропоткин нисколько не впадал в крайность: «хотя между различными видами ведется в чрезвычайно обширных размерах борьба и истребление, в то же самое время в таких же, или даже больших размерах наблюдается взаимная поддержка, взаимная помощь и взаимная защита среди животных, принадлежащих к одному и тому же виду. Общественность является таким же законом природы, как и взаимная борьба. […] Затруднительно определить, хотя бы приблизительно, относительное числовое значение обоих этих разрядов явлений. Но если прибегнуть к косвенной проверке и спросить природу: кто же оказывается наиболее присособленным, … то мы тотчас увидим, что те животные, которые приобретали привычки взаимной помощи, оказываются более приспособленными» (с.63).

П.А.Кропоткин начинает анализ фактов взаимопомощи с членистоногих, с колониальных муравьев, пчел, термитов. Действительно, при наблюдении за этими животными видишь поразительные примеры эффективности совместной деятельности. Затем идет анализ стайного поведения птиц — будь то для охраны или защиты гнездовий от хищников или для совместной охоты в воздухе, на воде, на суше. Описывается стадное поведение травоядных, стайное поведение хищных (представителей семейства собачьих). Очень подробно описано групповое поведение обезьян.

Проанализировав многочисленные примеры, П.А.Кропоткин делает следующий вывод: «Признавая вполне, что сила, быстрота, предохранительная окраска, хитрость и выносливость к холоду и голоду, упоминаемые Дарвином и Уоллэсом, представляют качества, которые делают особь или вид наиболее приспособленными при некоторых известных обстоятельствах, мы вместе с тем утверждаем, что общительность является величайшим преимуществом в борьбе за существование при всяких, каких бы то ни было природных обстоятельствах. […] Ассоциация и взаимная помощь являются правилом у млекопитающих» (с.50).

Далее Кропоткин переходит к анализу препятствий к излишнему размножению отдельных видов и, следовательно, препятствий к возникновению условий для прямой борьбы между отдельными особями. По мнению П.А.Кропоткина, из-за неблагоприятных климатических воздействий численность насекомых, птиц, млекопитающих не достигает размеров, вызывающих столкновение из-за пищи. При повышении численности какого-либо вида она снижается хищниками, болезнями, паразитами. Кропоткин пишет: «Лучшие условия для прогрессивного отбора создаются устранением состязания, путем взаимной помощи и взаимной поддержки. […] Избегайте состязания! Оно всегда вредно для вида, у вас имеется много средств избежать его» (с.86).

Затем Кропоткин переходит к анализу человеческих сообществ и прослеживает их от первобытных племен собирателей до свободных городов Средневековья и до современного общества. Он показывает, как унаследованные от животных предков способности к сочувствию развиваются в систему этических представлений, руководствуясь которыми, человечество может идти по пути прогресса.

Вернемся к вопросу о том, почему работа П.А.Кропоткина (и не только она, но и целый ряд работ, в которых не признавался примат борьбы «каждого против всех») не были инкорпорированы в систему научных знаний и в массовом общественном сознании.

Я выскажу здесь некоторые соображения (отнюдь, по-видимому, не бесспорные). Развитие промышленности, происходившее в последние три века, шло об руку с развитием науки — но в основном механики, физики, химии, а из биологических дисциплин — физиологии. Это создало, с одной стороны, интуитивное поклонение науке, убеждение, что наука может все. При этом феномен жизни оказался как бы очень просто объясняемым: все можно было объяснить с помощью химических реакций и рефлексов (условных и безусловных). За живыми существами перестали признавать их особенности — это тоже вроде бы машины, — и незаметно в этой же упрощенной системе представлений оказался человек. Последнее прямо не декларировалось, но подразумевалось особенно после «избавления» от души. Сложнейший механизм эволюции (до разгадки которого и сейчас бесконечно далеко) оказалось легко объяснять механическим действием отбора. Все так просто! В организмах, независимо от них самих, накапливаются какие-то изменения; плохие организмы вымирают, а хорошие, самые сильные и хитрые, выживают и дают начало видам еще более сильным и хитрым.

Понятие «классовой борьбы», вошедшее в это же время в обиход, неразборчивость в средствах достижения успехов в этой борьбе, а в животном мире — признание вечной борьбы клыками, когтями и рогами — все это создало достаточно ядовитый нравственный коктейль, который мы еще не испили до конца.

Однако во второй половине XX в. стали громко высказываться сомнения во всемогуществе и, в особенности, во всеблагости науки. Немалую роль здесь сыграло то, что с помощью науки созданы средства массового уничтожения.

И в это же время стало накапливаться все больше данных о том, что одними рефлексами нельзя объяснить поведение высших животных (по крайней мере, птиц и млекопитающих), а главное — признание примата рефлексов (всегда полезных для особи) не оставляет места для этики. Оказалось, что и человек, и животные наделены «неразумной», бескорыстной способностью со-действовать, со-чувствовать, что надо менять весь подход к исследованию жизни. Оказалось необходимым создать новую науку, свободную от догм.

И в этой новой науке о жизни и о развитии человечества книга П.А.Кропоткина занимает свое достойное место.

Что же из положений П.А.Кропоткина можно, на мой взгляд, в настоящее время принять безоговорочно?

1. Важную роль общественного поведения животных в жизни природы.

2. Чрезвычайно большую роль расхождения видов, обитающих совместно, по их потребностям, в основном — пищевым и топическим, как механизма избегания конкуренции. Из этого прямо следует, что остро необходимо сохранение всего биологического разнообразия населения планеты, при котором полно используются ресурсы биосферы, а само ее население устойчиво процветает.

3. Неоспорима связь между общественным поведением высших животных и этическими нормами, принятыми в человеческом обществе (общечеловеческими ценностями). В настоящее время, перед лицом глобального экологического кризиса, человечеству необходимо осознать и прочувствовать свою кровную связь с природой, выработать биосфероцентрическое мировоззрение, понять, что человек — всего лишь естественная часть биосферы. В этом очень помогает книга П.А.Кропоткина и работы тех, кто в свое время смел противостоять господствующему течению мысли.

Здесь я очень кратко остановилась на достижениях П.А.Кропоткина только в области биологии. Наука о поведении животных к настоящему времени ушла далеко вперед, и многие приводимые П.А.Кропоткиным примеры должны быть истолкованы иначе. Однако этолого-социологическое направление книги, весь ход рассуждений Кропоткина настолько поучительны, что настоятельно необходимо переиздание этой книги.

Я пользуюсь случаем выразить искреннюю признательность Наталии Михайловне Пирумовой, которая познакомила меня с этой замечательной редкой книгой.

Литература

Кропоткин П.А. Взаимная помощь, как фактор эволюции. СПб., 1907. 351 c.

Confino M., Rubinstein D. Kroрotkine savant: Vingt-cinq lettres inédites de Pierre Kroрotkine à Marie Goldsmith // Cahiers du monde russe et sovétique. 1992. T.XXXIII, № 2/3. P.243-302.

Summary

A.A.Neyman (Russia)
Biological problems and evolution theory
in Kropotkin’s world-outlook

Kroрotkin shows the important role of mutual aid among primates, in earlier human societies, in country and urban communities and comes to the conclusion that ethical standards of man are of natural origin. Kroрotkin’s conception is timely from social point of view as well as from the point of view of protection of the nature.