Стерилизация негодных. Лекция, прочитанная Петром Кропоткиным

The sterilization of the unfit/ Lecture delivered by Peter Kropotkin before the Eugenics congress… // Mother Earth. — New York, 1912. — Vol. 7, № 10. — P. 354–357


СТЕРИЛИЗАЦИЯ НЕГОДНЫХ

(в переводе с английского)

Лекция, прочитанная Петром Кропоткиным в августе 1912 года, приурочена к Евгеническому конгрессу, состоявшимся в Лондоне.

Разрешите ​​мне сделать несколько замечаний: одно касательно  статей, прочитанных профессором Лорией и профессором Келлоггом, а другое — более общего характера относительно целей и пределов применения евгеники.

Прежде всего я должен выразить свою признательность профессору Лории и профессору Келлоггу за то, что они расширили дискуссию о великом вопросе, который мы все держим в наших сердцах — о предотвращении ухудшения и об улучшении  рода человеческого путем содержания в чистоте генетического наследия.

Допуская возможность искусственного отбора в человеческой расе, профессор Лория спрашивает: «По какому критерию мы собираемся производить селекцию?» Здесь мы затрагиваем наиболее существенную точку зрения евгеники и этого конгресса.

Сегодня утром я пришел с намерением выразить глубокое сожаление в связи с узостью кругозора евгеники и в связи с исключением из нашей дискуссии целого ряда вопросов социальной гигиены в контексте евгеники. Такая узость кругозора уже произвела неблагоприятное впечатление на многих думающих людей в этой стране, и я боюсь, что может отразиться на науке в целом. К счастью, две упомянутые мною статьи расширили сферу наших дискуссий.

Прежде чем наука сможет дать нам какой-либо совет относительно мер, которые должны быть приняты для улучшения человеческой расы, она должна сначала охватить своими исследованиями очень широкую область. Вместо этого нас попросили обсудить не основы науки, которую еще предстоит разработать, а ряд практических мер, некоторые из которых носят законодательный характер. Наукообразные выводы были сделаны еще до того, как наука сформировала свои базовые элементы.

Таким образом, после очень поверхностной оценки ситуации, нас попросили санкционировать такие вещи, как супружеские сертификаты, мальтузианство, уведомления о некоторых заразных болезнях и особенно стерилизацию людей, которые могут считаться нежелательными.

Я не упускаю из виду слова нашего президента [о социальной гигиене], но я утверждаю, что, систематически избегая обсуждения темы влияния окружения на состояние здоровья, которое далее  передается наследственностью, конгресс дает совершенно ложное представление о генетике и евгенике. Говоря модным словцом, конгресс рискует «стерилизовать» свой собственный дискурс. В самом деле,  разделение между окружением и наследственностью невозможно, как мы только что увидели из статьи профессора Келлогга, которая показала нам, насколько бесполезно продолжать евгенические мероприятия, когда им противодействуют такие чрезвычайно мощные факторы как война и бедность.

Еще один важный момент заключается в следующем. Наука, будучи общей суммой научных мнений, не считает, что все, что нам нужно сделать, это воздать должное той части человеческой натуры, которая побуждает встать на сторону слабых, а затем  действовать в противоположном направлении. Чарльз Дарвин знал, что птицы, которые приносили рыбу с большого расстояния, чтобы накормить одного из своих слепых сородичей, также были частью природы, и, как он сказал нам в «Происхождении человека», подобные примеры взаимной поддержки и были главными элементом для сохранения вида; потому что такие факты благожелательности питают общительный инстинкт, и без этого инстинкта ни одна раса [вид] не сможет выжить в борьбе за жизнь против враждебных сил природы.

У меня мало времени, поэтому я беру только один вопрос из тех, которые мы обсуждали: было ли у нас какое-либо серьезное обсуждение Отчета Американской ассоциации заводчиков, которая выступала за стерилизацию? Был ли у нас серьезный анализ расплывчатых утверждений этого доклада о физиологических и психических последствиях стерилизации слабоумных и заключенных? Возникали ли какие-либо возражения, когда стерилизацию представили мощным средством сдерживания определенных сексуальных преступлений?

По моему мнению, профессор Макдоннелл стоял на твердой почве современной науки. Он был совершенно прав, когда заметил, что говорить о таких мерах было бы несвоевременно в то время, как  криминологи приходят к выводу, что преступник является продуктом самого общества.  Я привел в моей книге о тюрьмах некоторые поразительные факты, взятые из  своего собственного пристального наблюдения за тюремной жизнью изнутри, и я мог бы привести еще более поразительные факты, чтобы показать, как сексуальные аберрации, описанные Краффтом Эбингом, часто являются результатом тюремного воспитания и то, как зачатки такого рода преступности, если они присутствовали в заключенном, всегда усугублялись тюремным заключением.

Но создание или усугубление такого рода извращений в наших тюрьмах, а затем наказание за них мерами, проповедуемыми на этом конгрессе, безусловно, является одним из величайших преступлений. Это преступление убивает всякую веру в справедливость, уничтожает все чувства взаимных обязательств между обществом и человеком, нападает на расовую [внутривидовую] солидарность — лучшее оружие человечества в его борьбе за жизнь.

До предоставления обществу права стерилизовать людей, страдающих от болезней, слабоумных, неудачных в жизни, эпилептиков (кстати, русский писатель Достоевский, которым вы так восхищаетесь, был эпилептиком) не является ли нашей святой обязанностью тщательно изучать социальные корни и причины этих заболеваний?

Когда дети в возрасте двенадцати и пятнадцати лет спят в одной комнате с их родителями, они проявляют эффект раннего сексуального пробуждения со всеми вытекающими последствиями. Вы не можете бороться с такими распространенными эффектами стерилизацией. Только сейчас 100 000 детей нуждаются в еде из-за социального конфликта. Не является ли обязанностью евгеники изучать последствия длительного лишения пищи для поколения, которое подверглось такому бедствию?

Разрушайте трущобы, стройте здоровые жилища, устраняйте эту неразбериху между детьми и взрослыми и не бойтесь «делать социализм», помните, что вымостить улицы, обеспечить водоснабжение города — это уже, что называется «делать социализм»; и вы улучшите зародышевую плазму следующего поколения намного больше, чем вы могли бы сделать при любых масштабах стерилизации.

И затем, после того, как эти вопросы будут подняты, не думаете ли вы, что такой вопрос как кто считается негодным, обязательно должен выйти на первый план? Кого же в самом деле? Рабочие или бездельники? Женщины из народа, кормящие грудью своих детей или  леди [аристократки], не годные к материнству, потому, что не могут выполнять обязанности матери? Те, кто производит дегенератов в трущобах, или те, кто производит дегенератов во дворцах?