П. А. Кропоткин и его Учение. Интернациональный сборник.
 Ж. Грав. Большинство и Меньшинство. Стр. 47-54.


Большинство и Меньшинство

В борьбе, которую мы ведем с существующим порядком, необходимо об’единяться для взаимной поддержки. Бывают обстоятельства, когда сплотить свои силы — необходимо, а это возможно только при постоянной связи друг с другом. Но из этого не следует, что должна существовать какая-то управляющая группа, с правом и с возможностью навязывать свою волю другим.

Анархисты считают, что группировка личностей и федерация групп есть не более как средство общения, обмена мыслей и поддержки той или другой отдельной инициативы. Какое нибудь общее дело не может быть решено иначе, как с добровольного согласия всех его участников; несогласные вольны принимать или не принимать в нем участие. Ни в каком случае бюро федерации (которое, по моему, должно было бы состоять просто из одного секретаря) не должно иметь права решать за членов федерации. Его роль — передавать всем членам те или иные предложения групп; решать имеют право только группы, да и то только за себя, а не за других. Те, кто пришли к соглашению по известному вопросу, организуют свое дело так, как найдут лучшим для его успеха. Бюро федерации не больше как центр, где собираются сведения, полезные для ознакомления членов друг с другом и для их общения между собою.

В начале нашей пропаганды, анархические группы 5-го и 13-го округов Парижа выдвинули именно такой проэкт, прибавив к нему еще издание бюллетеня, где бы излагались взгляды членов, сообщалось о деятельности групп и т. д. Чтобы избегнуть централизации и помешать бюро приобрести слишком большое влияние, предполагалось, что номера „Бюллетеня» будут выпускаться по очереди, то тою, то другою группою. Дело в том, что не нужно забывать, что люди очень склонны сваливать работу на других, и раз будет известно, что существует бюро, которое устраивает сношения между анархистами, все это дело

___________________________________________
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ СБОРНИК           48

и будет ему предоставлено. Если бюро будет состоять из людей без инициативы, это — не опасно, но за то это — смерть, или, по крайней мере, бездеятельное существование для федерации. (И это обычно случалось при попытках создания анархических федераций). Но если бюро будет состоять из людей деятельных, или тщеславных, то опасность в том, что оно будет стремиться — иногда безсознательно — действовать вместо составляющих федерацию групп.

Даже для того, чтобы сделать революцию, нет надобности гнаться за большинством: если оно пойдет за нами — тем лучше, но это — дело второстепенное. Важно то, чтобы наши идеи распространялись и становились ясными, доступными и понятными каждому. Революции не декретируются: они вспыхивают тогда, когда некоторая эволюция уже произошла в умах, а также под давлением тех или иных экономических или политических причин. Они удаются, если среда нм благоприятствует. А раз революция произошла, идеи развиваются быстро; сочувствующие группируются вокруг меньшинства, сумевшего действовать. О большинстве и меньшинстве опять таки не может быть речи у анархистов, ни в период организации, ни в период пропаганды, ни в ходе строительства нового общества. Для политических режимов опираться на большинство — необходимо; но в обществе состоящем исключительно из групп производительных, или распределительных, шли устанавливающих еше для чего-нибудь общение людей друг с другом, политики — этой язвы — существовать не будет. Различные группы, ставящие себе целью облегчать своим членам или возможность производить, или возможность получить все то, что необходимо для жизни в самом широком смысле слова, не будут заниматься спорами о том, кто лучше: белые или красивые, красные или синие, или не лучше ли попробовать еще серых или зеленых.

Когда люди получат возможность избирать себе род деятельности, внутри каждой группы, члены ее будут распределять между собою работу соответственно способностям каждого, и обезпечить преобладание тому или иному

___________________________________________
П. А. КРОПОТКИН И ЕГО УЧЕНИЕ               49

взгляду на дело можно будет только одним способом: работая лучше, подавая пример. Это устраняет всякие споры и делает излишнею заботу о большинстве. Уважать чужую свободу так, чтобы и твою свободу уважали — тоже не вопрос большинства, а вопрос здравого смысла и определенного поведении. Взгляды и точки зрения разных людей — многочисленны и разнообразны, но среди миллионного населения — найдется место для всяких родов деятельности, для всяких взглядов на вещи, если только мы поймем, что свобода и добрая воля — гораздо более верные и более скорые средства придти к соглашению, чем власть и произвол. Кроме того, власть должна, для того чтобы ее терпели, опираться на некое среднее мнение, которого в действительности не существует, так что в результате оно, в лучшем случае, не удовлетворяет никого (кроме тех, кто держит ее в руках), а в худшем — возбуждает всех против себя. „Но может случиться, скажут мне, что если работа каждого не будет приведена в соответствие с общею, то в одной отрасли, напр., станут производить больше продуктов, чем нужно для общего потребления, а в другой их будет не хватать, к большому вреду для жизни общества». Такие возражения выдвигают сторонники власти, считающие, что, если некому будет командовать и указывать людям, что им делать, то все погибнет; и действительности же люди обыкновенно лучше знают, что им делать, чем те, кто хочет ими управлять. Если уже люди оказались настолько развитыми, что поняли необходимость свободы и вред власти, то почему нс оказать им доверии и не предположить, что у них хватит ума сообразить, что при известном добром желании со стороны каждого, такие вопросы можно разрешить — тем более, что речь идет об общем благосостоянии. Чья-нибудь злая воля не может помешать общему соглашению в таком вопросе; в виду опасности остаться бел тех или иных продуктов несомненно найдется достаточно людей, готовых заняться производством недостающего. Если же эти люди окажутся настолько глупыми, чтобы не захотеть считаться с обстоятельствами и будут настаивать на своем, рискуя остаться без необходимых продуктов, то это будет значить, что они не созрели для жизни в гармоничном обществе. Революция окажется обанкротившейся и ее придется начинать сначала, в более благоприятных обстоя-

___________________________________________
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ СБОРНИК           50

тельствах. Вот и все. Но, в сущности, такое возражение не выдерживает критики, потому что люди, способные построить общество на основе свободного соглашения, будут, может быть, наталкиваться на затруднения, но сумеют и преодолеть их, может быть мирясь с каким-нибудь временным решением вопроса, в ожидании окончательного.

Нелепо думать, что в обществе, состоящем из миллионов людей, не найдется достаточно различных способностей и достаточно готовности, чтобы обезпечить правильный ход общественной жизни. Конечно, к этому времени в умах произойдет большая эволюция, раз уже станет возможным существование общественного строя, основанного на свободном соглашении. Вне общего соглашения смогут остаться только немногие личности, настолько тупые, что будут упорствовать в своем отстаивании не ведущих к цели путей. Таких останется только предоставить самим себе, чтобы они скорее могли убедиться в ложности своих мнений. Они смогут свободно столковаться между собою, не вмешиваясь в работу тех, с кем они не согласны. И тогда, или они будут удовлетворены своим образом действий — и все будут довольны, или они не будут удовлетворены — и тогда изменят его. По мере хода эволюции будут воспитываться и личности. Во все времена люди которым было предоставлена возможность выбирать поле приложения своих сил, умели столковаться между собою, и только тогда, когда вмешивалась власть, являлись протесты и злая воля. А тем более в данном случае, где речь идет не о решении отвлеченных вопросов, не о спорах в области верований или идей, где, действительно, трудно придти к соглашению, приходится отвечать на конкретные вопросы, с решением которых связано человеческое благосостояние. Раз вопрос стоит так: „Мы произвели стишком много, больше чем нужно, некоторых продуктов, тогда как других не хватает. Что делать?» Чтобы найти ответ, нечего особенно ломать голову: нужно сократить производство лишних продуктов и расширить производство того, чего не хватает; это решение подсказывается само собою. Если бы, в первое время существования будушего общества, все вопросы были бы настолько про-

___________________________________________
П. А. КРОПОТКИН И ЕГО УЧЕНИЕ               51

сты, то все устроилось бы очень легко. „Всегда найдутся люди, которые захотят все делать по своему!“ Ну, что-же? Пусть их оставят в покое. Неразрешимы только вопросы поставленные отвлеченно, когда же речь идет о „фактах», то почву для соглашения всегда можно найти. Да и кроме того: разве мы не сторонники свободы для каждого, поскольку она не стесняет нашей свободы? А если так, то предоставьте каждому поступать по своему усмотрению; в конце концов, все устроится и придет в нормальное русло.

Точно также и в период пропаганды анархистам нечего заниматься вопросами большинства и меньшинства: пусть те, кто сходится на каком-нибудь деле, придут к соглашению и осуществят свою задачу. На некоторых общих положениях мы все согласны: не нужно власти, нужно свободное соглашение между личностями и группами; современное общество должно быть разрушено и заменено иным, лучше устроенным; каждому должна быть предоставлена свобода инициативы. Все анархисты могут, следовательно, сойтись на той программе для общей работы, целью которой должно быть ознакомление несведующих с тем, что должно представлять собою анархическое общество.

Но как разрушить существующий строй? Здесь начинаются разногласия: одни придают главное значение такому-то учреждению современного общества, другие считают, что бороться нужно прежде всего с другим. Если каждый захочет непременно, чтобы его точка зрения восторжествовала, ему, может быть, и удастся завербовать себе несколько несогласных, но несомненным результатом явится лишь то, что среди сотоварищей произойдет разделение, и если большинство захочет подчинить себе меньшинство, это будет полный раскол среди сторонников одной и той же идеи, которые, наоборот, должны сплотиться теснее, чтобы распространить ее и привлечь достаточное число сочувствующих, чтобы их идеал мог осуществиться.

Стремиться сгруппировать людей, которые бы думали точь в точь одинаково по всем вопросам — чистейшая утопия. Если мы хотим достигнуть чего-нибудь реально-

___________________________________________
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ СБОРНИК           52

го, мы должны избирать какой-нибудь один пункт нашей программы и обратиться ко всем тем, которые в этом пункте с нами согласны. Если людей, отвергающих все современное общество в целом, сравнительно мало, то таких, которые хотели бы изменить — или даже совершенно разрушить — его в том или ином отношении, очень много. Пусть каждый выберет себе, в какой именно области он будет нападать на современные учреждения, пусть подберет себе группу людей, способных делать полезное дело, и примется за работу. Раз каждый выберет себе поле деятельности, не будет никаких недоразумений между группами. А современное общество, подвергающееся таким образом нападению с разных сторон, будет подорвано. По мере того, как борьба будет идти, различные группы, сохранившие таким образом между собою хорошие отношения, смогут, когда явится надобность, оказать друг другу поддержку. И тогда окажется, что, хотя каждая группа работала над уничтожением существующего порядка сама по себе, все они сгруппировали вокруг себя сочувствующих, тогда как, если бы они стремились сгруппировать людей по программе, включающей различные роды деятельности, они остались бы безсильным меньшинством. Возьмем такой пример, как „Touring Club»: ограничив свою деятельность вопросом путешествий, ему удалось сгруппировать столько членов, что их ничтожных взносов хватает на то, чтобы без помощи государства и коммун, устраивать новые дороги, поддерживать старые, охранять некоторые интересные пейзажи и даже улучшать, в некоторых местностях, гигиенические условия жизни в гостиницах и на постоялых дворах.

В случаях для приложения сил недостатка нет; их хватит для всех способностей, для всех взглядов. Когда люди действительно решат действовать, недостатка в выборе у них не будет.

Само собою разумеется, что это разделение труда не должно доходить до раздробления, как это часто бывает в пропагандистской работе. Когда речь идет о маленьких разногласиях, нужно оставлять в стороне особые взгляды; анархисты — считающие себя умными людьми —  не должны останавливаться на мелочах. Пока речь идет о ничтожных различиях во взглядах на практическую работу,

___________________________________________
П. А. КРОПОТКИН И ЕГО УЧЕНИЕ               53

они должны делать уступки; особенно же должны они отбросить мелкое самолюбие и не считать себя униженными, если их взгляд не восторжествовал целиком. Интересы общего дела — вот чем они должны руководиться в своей деятельности.

Кроме задач борьбы с существующими учреждениями, есть еще задачи подготовки организации будущего общества. Мне уже пришлось в целом ряде статей указывать на то, что, если анархисты увлекутся подготовкою революции, не подготовив предварительно тех группировок, которые должны заменить собою органы капиталистического общества, революция, даже победоносная, в смысле военном, окончится неудачно. Некоторые подобные группировки уже существуют, напр., потребительные кооперативы. Конечно, для того, чтобы они сознали свою возможную роль в революции, среди них должна вестись пропаганда. Хотя кооперативы и функционируют как торговые учреждения, они, тем не менее, проникнуты социалистическим духом и пропаганда в их среде может быть легче, чем думают; во всяком случае, нужно попытаться, и, в случае неудачи, создать новые кооперативы, на указанных выше основаниях. Можно было бы присоединить к ним и кооперативы производительные.

Незадолго до войны некоторым товарищам пришла в голову мысль установить связь между товарищами разных местностей для получения по дешевым ценам различных местных продуктов. Идея эта тогда заглохла, но можно было бы к ней вернуться. Другой товарищ предложил устроить общую мастерскую, где бы члены могли работать в свободные часы над производством каких им угодно предметов. Если бы таких мастерских создалось много и в разных местностях, они могли бы войти в сношения друг с другом, чтобы обмениваться своими изделиями или доставать сырой материал. А в процессе обмена можно было бы выучиться обходиться без всякой меновой единицы, т. е. без денег, в каком бы то ни было виде. Если бы идея привилась, можно было бы попытаться создать на тех же основаниях земледельческие группы; рабочие и крестьяне вошли бы в сношения для обмена своих

___________________________________________
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ СБОРНИК           54

продуктов и изделий. И чем больше было бы таких групп, тем большую помощь они могли бы оказать революции. Я привожу эти проэкты как пример; товарищи могут найти и много других; чем разнообразнее они будут, тем лучше. Помимо их полезности в момент революции, такие организации могут улучшить положение своих членов и в настоящем, что облегчило бы привлечение новых членов, так как не всегда люди интересуются отвлеченными идеями или гадательными возможностями. Если даже некоторые будут привлечены соображениями непосредственной выгоды, то участие их во всяком случае будет полезно, а затем влияние среды сделает свое дело. Но, как я уже сказал, мысль эта до сих пор не была понята и никаких попыток устроить что-нибудь не было сделано. Но это было бы возможно. Если бы почаще говорить об осуществимости таких предприятий и об их полезности для установления того общества, к которому мы стремимся, удалось бы сгруппировать товарищей и создать что-нибудь; это было бы уже много. Я уверен, что такой пример нашел бы подражателей.

Итак, нам нечего задаваться вопросами большинства и меньшинства. Существенный вопрос, это — распределение труда, а он разрешается просто тем, что каждый находит рациональное приложение своим способностям.*)

Ж. Грав

________

*) Настоящая статья не является, собственно, изложением взглядов П. А. Кропоткина по вопросу о большинстве и меньшинстве. Но Ж. Грав — старый товарищ, друг и ученик Кропоткина, много лет работавший с ним вместе в одних и тех же органах анархической печати, и достаточно близкий ему по духу, чтобы в таком вопросе между ними могли быть разногласия. Но несомненно читатель захочет ознакомиться с мыслями и способами доказательства самого Кропоткина по этому вопросу; он найдет их в „Речах Бунтовщика», в главах „Революционное меньшинство», „Представительное правление» и „Революционное правительство»; в „Хлеб и Воля», в главах „Возражения» и „Свободное соглашение», и особенно в статье „Организация или вольное соглашение», напечатанной в женевской русской анархической газете „Хлеб и Воля» в №18 (июнь 1905 года).

Прим. переводника


Оглавление сборника
П. А. Кропоткин и его Учение