П. Кропоткин. К чему и как прилагать ТРУД ручной и умственный.


ІII.
Возможности земледелия.

Мы видели, что все народы идут к тому, чтобы развить у себя промышленность, и все вынуждены одновременно развивать у себя земледелие.

Но возникает вопрос: может ли страна, густо населенная и с развитой промышленностью, выращивать пищу для своего населения? Или же, — как это постоянно утверждают (бездоказательно, должен прибавить,) писатели о народном хозяйстве, — это невозможно?

Возьмем же одну из самых густо населенных и промышленных стран Европы, живущих привозною пищею. — Великобританию (так называют собственно Англию с Шотландиею и Уэльсом) и посмотрим, может ли она прокормить свое население на своей земле?

Земли, удобной для обработки, имеется в Великобритании 12 с половиною миллионов десятин (неудобной и под городами, дорогами и проч. 8 миллионов). Населения теперь 41 миллион, и свыше двух третей потребляемой им теперь пшеницы привозится из-за границы.

Между тем, в пятидесятых годах 19-го века почти три четверти всей потреблявшейся пшеницы выращивалось дома, при чем еще много оставалось удобной, но не обработанной земли. Что же такое случилось за эти 50 или 60 лет?

Случилось то, что английские и шотландские землевладельцы — большею частью очень крупные землевладельцы — стали терять интерес в земледелии. С развитием промышленности и промышленных городов они очень выгодно продавали часть своих земель городам и железным дорогам. Другие, пользуясь политическою властью, наживались на государственной службе;  третьи — на постройке железных дорог или внешней торговле. Все они теряли интерес в земледелии, и те, которые продолжали заниматься им, смотрели на него, как на барскую прихоть. И в результате вышло то, что в восьмидесятых годах Англия должна была ввозить из-за границы уже две трети потребляемой ею пшеницы, при чем такая недостача не объяснялась ни приростом населения, ни ничтожным увеличением потребления. Дело объяснилось тем, что за 25 лет, к 1895 году, 720.000 десятин вышли из посева, из-под хлеба, а всего за эти годы было заброшено под пастбища свыше миллиона десятин.

В следующие десять лет дела пошли еще хуже, площадь под всеми посевами уменьшилась еще на 370.000 десятин; а к 1910 году площадь всей земли в севообороте уменьшилась почти на миллион десятин (942.000) против 1885 года!

Ясно, таким образом, что Великобритания не прокармливает своего населения вовсе не потому, что не может, а потому, что землевладельцы не обрабатывают свои земли, а либо сдают их под парки для охоты, либо держат под пастбищами.

Но и пастбищами они не пользуются, как следует. Хотя в пастбища обращено было почти миллион десятин за последние 25 лет, количество рогатого скота за те же годы уменьшилось на 250.000 голов. Словом, в течение пятидесяти лет земледелие Великобритании приходило в упадок. Земля пустовала. Даже огородничество не развивалось сообразно растущим потребностям.

Когда мы писали об этом, ученые писатели по народному хозяйству, ссылаясь на „разделение труда», отвечали нам, что так и должно быть. Англия — промышленная страна, писали они; ей нечего обрабатывать свою землю; хлеб ей привезут из России, из Америки и всяких других стран, отсталых в промышленности.

Между тем оказывается, что соседка Англии, Бельгия, хотя она страна еще более промышленная, чем Англия, так как вывозит мануфактурного товара в полтора раза больше на каждого жителя, чем Англия [1], тем не менее прокармливает своим хлебом девять десятых своего населения; при чем она еще вывозит много своих пищевых продуктов: овощей, сахара и скота.

То же самое во Франции. Даже в Германии — в ее западных частях, в бывшей французской провинции, Эльзасе, в Гессене и Ганновере, где развито мелкое землевладение, земледелие стоит в гораздо лучшем положении, чем в Англии.

Одним словом, Англия кормится привозным хлебом не потому, что она густо населена, не потому, что в ней сильно развита промышленность, а потому, что в ней удержалась очень крупная земельная собственность, и крупные землевладельцы, пользуясь другими доходами, не стремятся получать из земли то, что она может дать [2].

* * *

Любопытно было узнать, поэтому, сколько народа может прокормиться, скажем, с каждых ста десятин удобной земли; и для этого я познакомился с земледелием в некоторых местах Европы, где оно достигло высокого развития: именно в бельгийской провинции, Фландрии, на равнинах северной Италии в Ломбардии, и наконец, на Нормандских островах Джерсее и Гернзее.

Выводы получаются поразительные. Если взять всю Бельгию, то каждые сто десятин ее земли дают, средним числом, по 78 пудов пшеницы; тогда как в Англии каждые сто десятин дают только 43 пуда. В Англии для прокормления десяти коров требуется от шести до семи десятин земли, и в редких случаях довольно трех с половиною десятин. В Ломбардии же на орошаемых лугах на одной десятине собирают корм для девяти, десяти и иногда даже одиннадцати коров.

Но всего поразительнее земледелие на острове Джерсее. Здесь сохранились до сих пор нормандские законы землевладения, и вследствие этого земля разбита на небольшие фермы, от одной до 10 десятин; затем здесь нет почти никаких ввозных пошлин, и самоуправление доведено до самых скромных и простейших форм. Здесь развилось, поэтому, и дошло до высокого совершенства мелкое, усиленное земледелие, огородничество, пчеловодство, выращивание особой, очень молочной породы скота и, наконец, за последнее время очень прибыльное выращивание раннего картофеля и усиленное разведете винограда, томатов и даже самых простых овощей в теплицах.

 

Из всего этого получается то, что островок Джерсей, всего в 12 верст длины и 9 ширины, имеющий всей земли 5.920 десятин, из коих только 3.657 дес. под посевами, а 1.920 под сеяной травой и лугами, вывозит каждый год на 1.115.600 фунтов стерлингов (11.156.000 золотых рублей) раннего картофеля, фруктов, овощей и породистого скота. Другими словами, на 3000 руб. с десятины обрабатываемой земли и 2000 р. с десятины всей удобной земли.

Вот что может дать земледелие там, где оно не стеснено монополией землевладения и вообще государством [3].

Еще поразительнее огородничество и садоводство, развившиеся во Франции, в предместьях Парижа, а также некоторых других городов. Вокруг Парижа создался целый громадный промысел огородничества; и смело можно сказать, что парижские огородники сделали больше для снабжения людей здоровою пищею, чем все ученые общества и академии. Они разводят овощи, большею частью, в парниках, широко пользуясь также и стеклянными колоколами для молодых растений, которые пересаживают два раза, прежде чем высадить в гряды; и, благодаря этим, выработанным ими приемам, они получают каждый год по восьми и более сборов с того же клочка земли. Количество овощей, добываемых ими с десятины, просто баснословно; а так как они очень рано весной получают свои овощи, то денежная ценность производимого ими товара очень высока, вследствие чего собственники земли вокруг Парижа дерут с них чрезвычайно высокую арендную плату.

За последнее время точно так же сильно развилось во Франции садоводство. На десятки верст вокруг Парижа раскинуты целые сети каменных стен, на южной стороне которых разводятся всякие фруктовые деревья для получения вишен, абрикосов, груш тонких сортов и столового винограда.

Но не в одних окрестностях Парижа так развилось садоводство. Есть целые местности в окрестностях железных и других заводов, некоторые из мрачной „черной страны“ обращены были за последние годы в роскошные сады. Тоже самое — в окрестностях заброшенных каменоломен.

Не менее блестяще развилось недавно садоводство под стеклом в Бельгии. Благодаря дешевизне угля, целые десятины покрываются теплицами для разведения винограда, а также персиков, дынь, и т. п. Дело дошло до того, что в последние годы перед войной жители Лондона имели превосходный черный виноград с островов Джерсея и Гернзея и из Бельгии круглый год по очень сходной цене. На оптовом рынке Лондона, Ковент-Гардене, превосходный черный виноград продавался зимою от 40 коп. до 75 коп, за фунт. Начиная же с июня, цены падали, и стояли от 28 до 20 и даже до 16 коп. На Рождестве, в нормальные годы, цена была не выше 24 коп. за фунт.

«Дешевое топливо — дешевый виноград», говорят опытные английские садовники. Мало того, достаточно самой первобытной холодной оранжереи (не топленой), чтобы около Лондона (я это знаю из личного опыта) иметь в октябре виноград, затрачивая на него несравненно менее труда, чем затрачивают в Швейцарии, где строят для этого террасы на склонах гор, и женщины носят в гору на спине удобрение для виноградников.

Вообще, возможности земледелия так велики, что все те, кто специально не задумывался над этими вопросами, не имеют даже отдаленного представления о том, сколько пищевых продуктов можно собрать с клочка земли, если умело его обрабатывать. Много страниц можно было бы наполнить множеством самых любопытных данных; но я вынужден ограничиться сказанным и отослать желающих к упомянутой уже книге и названный в ней сочинениям о саженной и пересаженной ржи и пшенице, над которыми уже 50 лет тому назад были сделаны поразительные опыты. Не будем говорить о будущей или же о том, что обещают опыты с электризованием полей, с микробными поливками почвы, даже на осушенных торфяниках, и т. д. Беря только обработку земли, которая широко распространена во Фландрии, на Нормандских островах, в некоторых частях Голландии и даже Англии, можно смело сказать, что мы еще не видим предела количеству пищи, которое можно с пользою вырастить на данной площади земли, при разумной ее обработке. Огородники сами делают себе плодородную землю, и в окрестностях Парижа, когда они переходят с одного участка на другой, они перевозят с собой, вместе со своими рамами для парников, слой земли, сделанной ими из перегноя. За последние десятилетия полеводство и огородничество сделали такие успехи, а обработка земли так упрощается со введением бензинных тракторов, которые с невероятной легкостью вспахивают в день три и более десятин, что наступает уже время, когда земледелец разогнет свою спину и узнает все прелести отдыха на возделанных им полях, среди выращенных им садов.

За будущее нечего бояться. Оно — в наших руках.

___________

1. Ежегодный вывоз Бельгии в последние годы достигал 171 руб. на душу населения, против 100—102 руб. в Англии.

2. Это так колет глаза английского народа, что во время войны решено было провести новые законы, в силу которых от землевладельца будут требовать, чтобы он обрабатывая землю, а если он этого не сделает, ее будет отбирать в опеку. В прошлом году это уже начали приводить в исполнение.

3. Земледелие и огородничество так развиты на Джерсее, что я очень советую нашим кооперторам, заинтересованным в развитии у нас усиленно сельского хозяйства, послать на Джерсей, на год или два, нескольких молодых людей поучиться у джерсейских крестьян и садовников.

 

 

II.
Земледелие и промышленность
ОГЛАВЛЕНИЕ VI.
Мелкое производство в промышленности